Добро пожаловать, дорогие друзья! Располагайтесь и чувствуйте себя, как дома, конечно, насколько это можно считать возможным относительно бронированных стен наблюдательного пункта. Без лишней скромности хочется сказать, что мы действительно долго трудились над разработкой и созданием этого форума, чтобы сделать его по-настоящему интересным для игроков вселенной Overwatch. [продолжение]

ГОСТЕВАЯУСТАВ ПРОЕКТАFAQ
СПИСОК РОЛЕЙШАБЛОН АНКЕТЫСЮЖЕТ

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Overwatch: second convocation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Overwatch: second convocation » PLOT » [23.03.2077] Fairytale gone bad


[23.03.2077] Fairytale gone bad

Сообщений 1 страница 4 из 4

1



АГЕНТЫ

ВРЕМЯ и МЕСТО

Amélie Lacroix
Gerard Lacroix

23.03.2077/База Когтя

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ и СЮЖЕТ

Уинстон... очень ценный кадр для организации Overwatch. Гениальный ученый, путешественник и просто хороший друг. Вероятно так его может описать каждый из агентов организации. Но только вот незадача - он пропал. Пропал бесследно. Единственный с кем он поддерживал связь был Жерар Лакруа - шпион, которого прозвали Фантомом. И вот, когда в определенное время друг не вышел на связь, Жерар начал расследование и поиски своего друга. Улики привели мужчину к базе организации под названием "Коготь". Он попытался прокрасться в тыл врага, но, возможно навыки одного из лучших агентов за время анабиоза ухудшились, потому он попался. Очнулся Лакруа в темной комнате, раздетый по пояс и привязанный к стулу. Инстинкт шпиона подсказывал мужчине, что сейчас его будут пытать. Но вот только человек, которому поручили вытащить из шпиона информацию оказался человек, которого он любит и по сей день не смотря на то, что случилось - его жена Амели.

Отредактировано Gerard Lacroix (2017-11-13 05:49:41)

+1

2

Жерар чувствовал себя до невозможности глупо. Очень опрометчиво с его стороны было без должного медицинского обследования и курса тренировок снова возвращаться к работе. За годы проведенные в анабиозе, его мышцы потеряли былую твердость, рефлексы ухудшились до такой степени, что теперь он не мог поймать рукой муху, и при этом - полез выручать своего друга из западни. Но чем это закончилось? Лакруа готов был поспорить, что Уинстону даже не сообщили о попытке друга спасти. Жерар делал все как раньше: пробрался на базу организации "Коготь", проник в комнату с камерами убив на этаже охрану, выяснил где друг... как вдруг послышались множественные шаги. По этажу пробежала ЭМИ волна, которая заглушила технику в его костюме. пришлось отбиваться своими силами. Жерар отстреливался как мог. Даже в рукопашном бою убил несколько оперативников, но дальнейшее... сознание отказывалось воспринимать. Он получил выстрел в плечо. Видимо из винтовки с крупным калибром, раз его костюм не смог погасить весь урон, сломался в точке воздействия и пропустил пулю, которая и пошла в тело француза. После этого последовал сильный удар по голове и все - темно. Раньше, он бы спокойно убил снайпера ещё до выстрела, но что сейчас? Просто не заметил, не смог вовремя среагировать, а всему виной глупость. Головой Лакруа понимал, что ничем хорошим его авантюра не закончится, потому даже в один момент перестраховался. Как? Не важно. Раскрывать все свои карты было рано. А жаль, он надеялся, что припрятанный в рукаве Джокер не сыграет своей роли, но как глупо Жерар облажался? Сбежал ничего не сказав команде, не поставил в известность Джека и Ангелу, решил сделать все сам, в результате чего и сел в лужу. А что сейчас? Лакруа чувствовал, как по его телу бежит холодок. Глаза были плотно закрыты, потому твердо сказать о происходящем он не мог. Единственное что он чувствовал, как магнитные наручники плотно сковывают его руки, оставляя на коже кровоточащие рубцы. Ох, если бы они были закрыты чуть менее плотно, он, возможно мог бы выбраться вывихнув свой палец и сняв их, но нет, это сейчас было бесполезно. От выстрела и открытой, незалеченной раны тело мужчины болело, даже нет, можно было смело сказать, что француз просто агонизировал от боли. Он попытался пошевелиться и чуть не закричал. Пуля, что была в его плече не была извлечена и мешала обильному кровотечению, однако, инородный предмет попавший точно в кость доставлял мягко говоря - дискомфорт при каждой попытке пошевелить верхней половиной туловища. Одно радовало - он сидел и был ещё в штанах, пусть и без обуви. Пальцы ног нащупывали под собой ледяной, покрытый сталью пол. Единственное что смущало - это действительно собачий холод. Лакруа мог поклясться, что находится в огромном холодильники, как в тех, что обычно стоят в мясных лавках для охлаждения трупов животных.
Жерар открыл глаза и темнота никуда не исчезла. Единственным логичным предположением было то, что его кожа уже относительно потеряла чувствительность от переохлаждения, а на глазах черная повязка.
- Вы меня разочаровываете! Даже в "Пиле" ловушки были куда более изощренные! Посмотрите на досуге, может чему научитесь! - выкрикнул Лакруа в пустоту. Он надеялся что его услышат, что он сможет поговорить хоть с кем то. Почему? Жерар был шпионом всю свою жизнь. Если он чего и понимал в диалогах, так это то, что человеческая психика более податлива, если он уверен в своем доминировании над жертвой. Когда человек видит своего врага связанного, беспомощного и испытывающего просто невероятную боль, то самая первая мысль разумеется будет говорить о победе. В этот момент охотник превращается в жертву. Его разум открыт, он свято верит в то, что теперь жизнь врага в его руках и ошибается. На открытый разум легче воздействовать используя НЛП, чем Лакруа и собирался заняться. Знаете, обычно в старых фильмах злодей, связав героя, злорадно рассказывает ему свой план, вот это примерно номер из похожей оперы. Если правильно поставить диалог, то можно добиться от доминанта полного подчинения. Неосознанно он будет помогать своей жертве, если, конечно его разум слаб. Но сейчас слабело только тело Жерара. С тех пор как он очнулся, холод начал пробирать сильнее. Зубы были крепко сцеплены, он не мог проявить слабости и застучать ими. Нет, только не сейчас, только не тут и не в этот момент. Коготь видел его грозным противником, которого невозможно сломать или победить, проявить слабость сейчас, находясь в плену у врага - было непозволительной роскошью для французского шпиона.

+3

3

Роковая Вдова молча шла по коридорам базы "Когтя" намереваясь скорее добраться до пыточной. Сегодня она, вместе со своими агентами задержала очередного придурка, что решился один пробраться на их базу. Курам на смех, показался себя этот человек далеко не как квалифицированный агент. Забыл вырубить камеры видеонаблюдения, засветился перед Сомброй, а та, шутки ради, имитируя воздействие электромагнитного импульса шутки ради отключила его костюм. В бою, однако, он продемонстрировал довольно хорошие навыки... но нет - с её верной винтовкой лучше не спорить. Лакруа было абсолютно без разницы то, что из себя представлял этот человек. Ей, конечно, сообщили о том, что это бывший агент Овервотча... но это не впечатляло. Они уже поймали до этого большую макаку, с которой сейчас изволил развлекаться на арене Думфист. Жнецу небыло абсолютно никакого дела до пленника, Сомбра, в свою очередь узнав кто это, решила предоставить пытки Лакруа. Почему - Амели не интересовало. Роковой Вдове было абсолютно плевать кого убить, кого пытать, кому помогать, а кому мешать. Главное - это получение удовольствия от процесса. Вдова не верна идеалам Когтя. Организация просто развязывает ей руки, давая возможность убивать, а это, к слову, было для бывшей балерины просто невероятным кайфом. Ей нравилось наблюдать за тем, как жизнь покидает обмякшее тело, смотреть на боль окружающих умершего... Когда Роковая Вдова хладнокровно убила того буддиста - омника на Кингс Роу, самое первое, что доставило ей удовольствие - это видеть отчаяние той маленькой пташки, что пыталась противостоять ей. Планы рухнули, Окстон не смогла выполнить свою задачу и спасти жизнь духовного лидера. Амели упивалась этой миссией. Вдова долго наблюдала за тем, как после его смерти общество начало сходить с ума. Ей это нравилось. Массовая боль, истерика, готовность обеих сторон развязать новую войну и для всего этого ей потребовался всего один, верный выстрел! А сколько ещё можно будет убить людей и омников во время войны? Эта цифра возбуждала Амели. От одной только мысли о неминуемых убийствах, на её бледных губах появлялась кривая усмешка. Причинять боль, оставлять семьи без кормильцев, отнимать у детей их родителей, а у родителей - детей. Лакруа испытывала просто неестественное влечение этой идеи.
Женщина дошла до холодильника. В её руке была горячая кружка кофе. Стараясь не разрушить целостность атмосферы, она тихо открыла дверь, включила свет и зашла. На пленнике была повязка. Руки и губы Роковой Вдовы непроизвольно задрожали. Нет, не от холода. Перед ней сидел... Жерар? Её Муж, которого ранее она действительно очень любила. Сейчас - не была в этом так уверена. Пусть Амели и не испытывала толком чувств, но вот супруг - отдельная история. Она помнила его, даже навещала могилу несколько раз, возможно даже скучала, но один вопрос не давал девушке просто так открыть рот и начать допрос: Как? Роковую Вдову лишили эмоций и чувств сделав идеальной убийцей, но не воспоминаний. Она прекрасно помнит, как зарезала его во сне, как в последние несколько секунд он проснулся и... все, она ушла оставив его даже не шевелящимся! Когда мужчина заговорил, Амели резко зажмурила глаза и помотала головой, пытаясь отделаться от назойливого ощущения сна. Нет, она бодрствовала, это была даже не галлюцинация. Хотя, это объясняло, почему Сомбра отказалась пытать пленника.
- Мы вместе смотрели "Пилу". - Стараясь скрыть эмоции в голосе проговорила женщина. И правда, эти фильмы они смотрели вместе. Вдова прекрасно помнит, как Лакруа долго отказывался продолжать смотреть после пятой части. - Хорошие фильмы. - С этими словами Роковая Вдова подошла к пленнику, сняла с него повязку, запрокинула шею и надавила на зубы распахивая челюсть. Нейронные модификации сделали её сильнее среднестатистического человека, а мужчина сейчас был почти без сил и оказать сопротивления не мог. Как только зубы мужчины разжались, она влила кофе ему точно в глотку.

Отредактировано Amélie Lacroix (2017-11-13 01:31:12)

+3

4

Голос, который заставил Лакруа выйти из состояния праведного гнева оказался до скрежета в зубах знакомым. Амели, его жена, та, которую он любил и помнил каждый момент проведенный вместе. Только теперь её внешний вид был... странным? Жерар был готов поклясться, что подобный цвет кожи мог наблюдать у трупов. Синий, без малейшего оттенка розового цвета или свидетельства присутствия крови. Он готов был поклясться, что даже зеленые глаза девушки стали другими. Они были янтарными? Да, наверно, Лакруа не мог точно оценить их. Первый раз, за долгое время из его тела рвался настоящий монстр. Его глаза бегали по девушке, по её костюму, фигуре, волосам и это невероятно злило Лакруа. Ему хотелось порвать эти чертовы наручники, добраться до главного в когте и разорвать его. Голыми руками вырвать горло, выдавить глаза и размозжить череп, но перед этим избив, не оставив и живого места. Что Коготь с ней сделали? Неужели его жену превратили в настоящее, живое оружие? Эти вопросы, то, как часто их себе задавал Жерар, делало его все более злым. Мужчине было откровенно больно смотреть на свою жену, точнее на то, чем она стала. Черт, да он бы сам с радостью согласился перенести все те пытки, что в свое время она, он готов был предложить Когтю свои услуги в обмен на её жизнь, но эта идея точно не могла увенчаться успехом. Уж больно много дорог Жерар им перешел, и теперь, как результат, пришла расплата. Вот только за свои грехи платит не он, а его жена, что ещё больше бесило французского шпиона.
- Что они с тобой сделали... - тихо произнес мужчина даже не пытаясь закончить эту фразу полностью. Слова слиплись комом в его горле. Нет, это был не тот обжигающий, горький кофе что она влила в его глотку минутой ранее. Если честно, то больной язык, это меньшее что сейчас волновало француза. Он был слишком сильно шокирован для того, что бы обращать внимание на эту мимолетную боль, черт, да он и о простреленной конечности забыл, когда увидел её. Ранее Амели была центром его жизни, Лакруа ещё тогда пошел за ней в Коготь. Он прекрасно помнил, что её похитили, словно выманивая. Специально плохо замели следы, его, словно мышку ждала мышеловка, а приманкой была сама Амели. День, когда он вместе с отрядом из лучших солдат Овервотч нанес по Когтю мощный удар до сих пор иногда стоял у него перед глазами. Вот, он, вопреки свой обычной манере вести дела "тихо" врывается со штурмовой винтовкой наперевес в тыл Когтя, а вот он, вместе с отрядом начинают тотальную зачистку с одной целью - найти его жену. Лакруа ясно помнит, как без жалости и сожалений убивал мужчин и женщин, что стояли у него на пути к ней. Ну а что сейчас? Словно глупый мышонок агент попался. Но не в мышеловку, нет, его смерть заключалось в отравленном кусочке сыра. Но кто бы мог подумать, что сыр, после этого всего не выкинут на помойку?
Смотреть на Амели было невозможно. Лакруа переставал контролировать свои эмоции, от боли, моральной, не физической, он сжал в зубах уголок губ и прокусил насквозь. на пол начали падать капельки его крови. Боль в плече уже не играла особой роли, ему на неё было абсолютно и полностью плевать. Гораздо страшнее то, что сделали эти уроды с его женой. Через силу, он ещё раз посмотрел на Амели. Взгляд Жерар был, словно у загнанного, дикого зверя. Он был полон злобы и отчаяния. Маленький факт, который терзал Лакруа - память. Когда забываешь человека, самое первое что забывается - его голос. Вот только её голос он помнил превосходно. Этот девчачий, звонкий, помнил заливистый смех. А кто перед ним сейчас? Амели словно стала другой. Даже не задумалась о том, как больно, когда кипяток (ну или просто очень горячую воду) в горло и с безразличным взглядом наблюдая за состоянием некогда любимого человека.

+2


Вы здесь » Overwatch: second convocation » PLOT » [23.03.2077] Fairytale gone bad


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC