Добро пожаловать, дорогие друзья, на форум Overwatch: second convocation!

Рейтинг игры: NC-21
Система игры: эпизодическая
Время в игре: январь 2078 года

Будем рады, если вы
поддержите нас на ТОПах:


Рейтинг форумов Forum-top.ru

ГОСТЕВАЯУСТАВ ПРОЕКТАFAQСПИСОК РОЛЕЙ
ШАБЛОН АНКЕТЫСЮЖЕТ

Overwatch: second convocation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Overwatch: second convocation » PRIVATE » [25.06.2064] Proposal was rejected


[25.06.2064] Proposal was rejected

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/11/82c3697cf84e233d1f3c03e254ccc480.png
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/11/5d270b5a91af3a95d154d5de2b55fe43.png

АГЕНТЫ

ВРЕМЯ  и  МЕСТО

Angela Ziegler          Jack Morrison

25.06.2064. Главный штаб Overwatch. Швейцария

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ и СЮЖЕТ

После успешной миссии в Австралии командир Джек Моррисон и доктор Ангела Циглер вернулись к своей работе в центральном штабе в Цюрихе. И хоть небольшое приключение заставило вымотанных агентов принять свои кабинеты с распростертыми объятьями, они все еще не забыли своих обещаний, данных друг другу, которые так удобно избавили их от необходимости искать надуманные предлоги, чтобы приблизить день долгожданной встречи.


[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/11/91897e0c3af40d3a0da79446638b520f.jpg[/AVA]

Отредактировано Jack Morrison (2018-01-12 17:16:21)

+4

2

[AVA]http://s6.uploads.ru/vkYdE.png[/AVA] [indent] Ангелу с детства преследовали дурные сны, и девушке всегда казалось, что самым страшным из них была картина, в которой огонь и разрушения унесли жизнь родителей маленького ребенка, еще во времена Восстания машин. Так было до позавчерашнего дня, когда Ангела впервые намеренно лишила жизни человека, чтобы спасти другую жизнь, такую важную для нее, для Овервотч. Осознание необходимости этого поступка никак не могло сойтись с собственными принципами доктора, что повлекло за собой две бессонные ночи и размышления о том, стоит ли Ангеле находиться в этой миротворческой организации, ее ли это место и пришла ли доктор Циглер к тому, о чем так мечтала и в чем видела свою жизнь? Получив возможность спасать жизни людей более масштабно, чем в границах одной единственной больницы Цюриха, получив одобрение и финансирование собственных исследований и разработок, направленных на оперативное оказание медицинской помощи (особенно во время боя), Ангела и представить себе не могла, что ей придется и самой направить оружие на человека. Реальность свалилась на доктора Циглер неподъемным грузом и девушка все-таки решила, что ей не место в Овервотч.
[indent] На запрос, отправленный руководству организации, по-прежнему не было ответа. Поначалу Ангела терпеливо ждала, понимая, что просто так не получится уйти - слишком долго ее уговаривали вступить в ряды агентов миротворческой организации, слишком были нужны ее таланты и слишком прочно она успела закрепиться на своем месте. Но, в конечном счете, доктор Циглер поняла, что разговора с командиром Моррисоном не избежать. Признаться, еще с момента возвращения в Цюрих, у Ангелы оставались вопросы, которые хотелось задать этому мужчине, но не как командиру или опытному бойцу, а как простому человеку, который также, как и многие, оставаясь наедине с собственными поступками и мыслями, должен уметь с ними справляться. И если изначально для Ангелы было важно узнать причины отмены первоначального задания и назначения ответственным за операцию самого Моррисона и доктора Циглер, как сопровождающего агента, то теперь девушка хотела лишь получить совета - как жить с этим пожирающим изнутри чувством вины, чувством неприязни к самой себе.
[indent] Время давно перевалило за обеденное, но доктор Циглер так ни разу и не вышла из своего кабинета за этот день, все всматриваясь в мерное постукивание маятника. Официально у нее были выделены выходные дни, кажется, сам Моррисон настоял на этом небольшом трехдневном отпуске, и, впервые в жизни, Ангела не противилась, не прячась за работу, она пряталась за тишину, но и это не могло продолжаться слишком долго.
[indent] Наручные часы сигнализировали о том, что время ровно пять часов. Вздрогнув, Ангела словно бы очнулась - у нее не было времени, чтобы убиваться о собственных поступках, забыв про работу, и единственным выходом из этой ситуации, она видела лишь разговор с командиром, который отчего-то осознанно откладывала.
[indent] И, даже осознавая это, все равно не решалась даже постучать в дверь, буквы на которой складывались в имя - командир Джек Моррисон. Ангела лишь переминалась с ноги на ногу, в неуверенности переводя взгляд то на табличку, то отводя взгляд просто в сторону, закусывая губу в волнении и, в какой-то момент, буквально чуть не убежав обратно в собственный кабинет, сорвавшись с места. Наверное, девушка могла бы и дальше молча ждать, если бы дверь сама не распахнулась перед самым носом Ангелы.
[indent] - Командир Моррисон, - в голосе читалось какое-то неподдельное удивление, если не страх школьницы, которую вызвали к доске решать сложное уравнение. “Вот трусиха”, - собственный голос разума подталкивал в спину, и, словно бы от толчка, Ангела неосознанно сделала вперед шаг.
[indent] - Командир Моррисон, я отправляла запрос на увольнение из организации, хотелось бы узнать статус рассмотрения и решение, если таковое уже имеется, - девушка выпалила все это буквально на одном дыхании, так и стоя на пороге перед мужчиной.

+2

3

[indent]Рано или поздно человеку свойственно приходить к мысли, что жизнь, полная ответственности и житейских трудностей — это всего лишь обратная сторона медали. Но находил ли Джек Моррисон удовольствие в своей работе? Пожалуй, что да, но чтобы убедить себя в этом, ему и правда требовалась немалая доля оптимизма. Наверное, с таким отношением к жизни ему следовало бы уйти в отставку и заняться делом, которое придется ему по душе, однако чувство долга из года в год неизменно берет верх над личными желаниями — так Джека воспитал отец. Занудных наставлений отца ему порой не хватало и в зрелом возрасте. Человеком он был своеобразным, но честным и порядочным, и всю жизнь Джек старался быть похожим на него. Даже после того, как старый фермер разразился неприлично пылкой речью, когда узнал что его буйный сын, безответственно сбежавший в армию в восемнадцать лет, ныне стал известен на весь мир как лидер какой-то миротворческой организации. Пожалуй, Overwatch — одно из самых ярких событий в истории человечества, и людям прошлого поколения понадобится время, чтобы осознать всю значимость организации, взбудоражившей весь мир. «Наверное, ты до сих пор считаешь, что я не гожусь в руководители. Может ты и прав, папа. Но я все равно знаю, что ты мной гордишься», — подобные мысли тревожили Джека нечасто, но если они и всплывали в его сознании, то всегда приобретали весьма навязчивый характер. Впрочем, работа заботливо лишала Джека времени, которое он мог потратить, к примеру, на личную жизнь, или хотя бы на небольшую поездку к родителям в Блумингтон. «О таких вещах и думать сейчас не стоит, — снова подумал он. — Но хотя бы на чашечку кофе у меня время найдется?»
[indent]Кресло со скрипом отскочило в сторону. Пальто, кобура — и мужчина уже стоит у выхода из кабинета, хищной хваткой вцепившись в дверную ручку. Однако нежданная гостья заставляет командира ввалиться обратно в помещение. В голову почему-то сразу приходит мысль о робкой улыбке, которая появляется на лице девушки после пары удачных выстрелов по учебной мишени.
[indent]— Доктор Циглер. Входите, прошу, — учтиво ответствовал Моррисон. — Присаживайтесь.
[indent]Разговор не задается сразу. На эмоциях и прямо с порога девушка нетерпеливо раскрывает причину своего визита, а командир лишь обидчиво качает головой, словно его только что лишили единственного стоящего повода, чтобы впервые за день искренне улыбнуться. В голове мельком проскакивает наивная мысль, вспыхнувшая еще при первом зрительном контакте с девушкой. Теперь Джеку становилось и стыдно, и обидно. Его тон внезапно переменился, словно ознаменовав окончательную победу над собственной наивностью.
[indent]— Я его отклонил, — уверенно ответил Джек. — Мне казалось, что это пройденный этап, доктор Циглер. У всех нас бывают трудные дни, но это не повод опускать руки.
[indent]«Хорош лидер, безрассудные выходки которого оборачиваются рапортами на увольнение. Габриэль точно не упустит случая, чтобы отпустить по этому поводу очередную едкую насмешку. Если рискнет, то я терпеть не стану», — мысли окончательно смешались, эмоции просились наружу, но внешне Джек по-прежнему сохранял мнимое спокойствие, время от времени бросая на Ангелу лишь жалостный взгляд — и не более.
[indent]— Возможно, мое поведение было несколько некорректным, и вы справедливо сочли его недопустимым. Я приношу вам свои глубочайшие извинения, но не заставляйте меня умолять вас. Мы только потратим время, чтобы лишний раз убедиться в том, насколько вы блестящий специалист и как сильно мы в вас нуждаемся. Вы нужны организации больше, чем думаете. Не бросайте дело своей жизни из-за глупости вашего командира. — едва Джек осознал, насколько торопливо и нескладно звучала его речь, он тут же умолк.
[indent]В кабинете повисла неловкая пауза.

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/11/91897e0c3af40d3a0da79446638b520f.jpg[/AVA]

Отредактировано Jack Morrison (2018-01-12 17:16:36)

+1

4

[AVA]http://s6.uploads.ru/vkYdE.png[/AVA] [indent] Отчего-то смотреть в глаза командиру Моррисону было сейчас мучительно трудно, но Ангела намеренно не отводила взгляда, буквально заставляя себя проявить еще хотя бы каплю смелости, которой ей так порой не достает в повседневной жизни, но которой с избытком в опасных ситуациях. Мысли ютились в сознании, толкаясь одна с другой, не зная, какую озвучить раньше, какую позже. За всей этой внутренней суетой девушка и не заметила, что ее пригласили в кабинет, а когда осознание этого наконец дошло, то это стало еще одним испытанием - переступить через порог кабинета. Ангела знала, что ей было необходимо поговорить с командиром, задать ему те вопросы, которые, пожалуй, стоило бы задавать другим людям - друзьям, но никак не командиру (а были ли у Ангелы настоящие друзья в этой организации?). Но еще был и другой вопрос, который, впрочем, девушка бы так и не решилась озвучить, оставив при себе собственные догадки, просто потому что так будет лучше.
[indent] Проходят секунды, прежде чем Ангела неуверенно переступает через порог, считая для себя этот шаг первым подвигом за сегодня. Или, скорее, вторым, если считать визит к командиру за первый. Тот жестом указывает на кресло, а Ангела лишь кивает в ответ, молча прошествовав к указанному месту. Присаживается на самый край, чувствуя себя еще более дискомфортно, чем прежде, но расслабиться все равно не удается. Приходилось прикладывать немалые усилия, чтобы не начать перебивать командира Моррисона, спорить буквально с порога, и, когда мужчина озвучил об ожидаемом отказе, девушка даже сжала пальцы в кулаки, мысленно притормозив себя, свой поток мыслей. Выдержав паузу, пыталась говорить сдержанно, в конце концов, решение не было спонтанным, не было детской обидой или попыткой уйти из-за страха и невозможности отвечать за собственные поступки. Нет, в этой девушке было нечто сильнее и серьезнее - ее принципы, которым Ангела следовала всю жизнь, ни разу не нарушив собственные прописанные правила.
[indent] - Вы, кажется, не понимаете, командир Моррисон. Подобное решение было принято не потому, что я опустила руки, нет. Именно потому, что я решила опустить руки, я бы скорее осталась в этой организации, приняв то, что отрицала всю жизнь и то, с чем не намерена мириться. Как и раньше, буду с вами предельно честной - я разочарована в своем пребывании в этой организации. Я шла сюда помогать людям, командир, я шла сюда спасать человеческие жизни, а не отнимать их, - завидев, что, кажется, командиру есть что на это ответить, Ангела жестом прервала того, как бы сказав, что сначала ей нужно закончить свою речь.
[indent] - Я понимаю, что сейчас начнется разговор о том, что бывают ситуации, когда приходится выбирать - поднять оружие на человека или быть убитым. Но это не так, командир Моррисон, мой выбор состоял в другом - никогда не оказаться в той ситуации, чтобы даже допустить мысль о том, что я могу поднять оружие на человека. Я шла сюда в надежде, что буду помогать людям, а не отнимать чужие жизни. Неважно, преступником ли был тот человек, не мне судить, кому жить, а кому умереть, командир, - девушка замолкает на секунды, снова собираясь с мыслями. Как-то тяжело вздыхает, но снова продолжает.
[indent] - Уйти после такого поступка, это не значит "опустить руки", командир. Вы путаете некоторые понятия. В моей профессии "опустить руки", это уйти после неудачи на операционном столе, вот что значит испугаться и убежать. Но именно этого я не сделала до сих пор, раз я все еще здесь. Для меня убить человека, это пойти против собственных принципов, против самой сути врача, коим я мечтала стать с детства. Мой долг не дать людям умереть на операционном столе, когда они там оказываются, а не забирать чужую жизнь в обмен на.. - на последнем слове девушка запинается, а голос начинает предательски дрожать. Ангела чуть было не сказала "на вашу", и тем самым плавно перешла к еще одной теме, о которой хотела поговорить, но все еще не была уверена, стоит ли, даже если обещала быть предельно честной.
[indent] - Вы, наверное, можете допустить мысль, что я могу сожалеть о содеянном. Что я могла позволить тем людям убить вас и.. - мысли окончательно ускользают от доктора Циглер, оставив ту одну, не дав закончить это предложение и не оставив шанса на даже самую малую часть поддержки.
[indent] - Мне сложно в этом признаться, но о содеянном я не сожалею. Но мне противно от самой себя, что я позволила оказаться себе перед подобным выбором и больше я этого не хочу. Поэтому я хочу уйти из организации. Я принесу больше пользы, работая в той же больнице, в которой работала и раньше. Поверьте, пациентов там было с избытком, а любая врачебная ошибка была лишь только моей ошибкой, не более. Да, люди тоже часто проводят подобные аналогии, называют врачей "убийцами", когда не удалось спасти пациента, даже врачи совершают ошибки.. Нет, не так, врачи часто делают выбор, не зная о его последствиях, но это часть нашей профессии, ведь не всегда получается спасти человеческую жизнь и тогда врачу приходится идти на крайние меры. Но врач не убивает человека намеренно, он борется за его жизнь до последнего, пусть этого и не понимают другие. Это не тоже самое, что отнять чужую жизнь намеренно, как это сделала я. 
[indent] На самом деле, Ангеле еще было что сказать, о чем спросить, но отчего-то та замолчала. Отчасти, дав командиру Моррисону обдумать все, что тот услышал. Отчасти, чтобы дать и себе время успокоиться, снова постараться привести мысли в порядок.

+1

5

[indent]Отнюдь не каждое решение, принимаемое тем или иным человеком, будь то военный врач или командир, поддавалось разумному объяснению, — в этом Джек окончательно убедился, когда в очередной раз оказался в ситуации столь непредсказуемой, что каждое слово, произнесенное девушкой, встречей с которой он грезил уже не первое утро, коварно обезоруживало его своей неожиданностью. Оглядываясь назад и воображая, как пребывая в одиночестве, в те минуты, когда можно мыслить наивно, но смело, эта встреча представлялась ему мгновением долгожданной откровенности. Иронично, но так оно, в сущности, и произошло: Ангела честно извещает о своем неожиданном решении, и несмотря на взвешенный ответ со стороны командира, по-прежнему настаивает на своем. Это обстоятельство ввергает Джека в изумление, что неизбежно отражается на его поведении: жесты становятся неуверенными, взгляд озадаченным, а улыбка, кажется, после этого разговора появится на его строгом лице еще не скоро. Стоит заметить, что Джек по натуре был человеком в меру ответственным, но временами не в меру серьезным, и нередко лишенным поводов для радостной улыбки. По бытующему  мнению, с годами у обремененного столь незавидной участью командира слабеет, хоть и едва заметна, присущая ему тяга к оптимизму. Но, как ни странно, лишенные разумного подтверждения слухи в будущем могут обернуться печальной истиной, ибо едва ли возможно вообразить, каким образом окончательное расставание с Ангелой Циглер отразится на человеке, который, как известно, до этого дня стойко выносил самые разнообразные невзгоды, что неизбежно встречаются на жизненном пути любого солдата. Впрочем, если Джека чему-то и научила жизнь, так это тому, что даже самый сильный человек в один нежданный миг может опустить руки, заставив окружающих ломать голову над вопросом, какой же удар сломил его непоколебимую волю? К несчастью, ныне и сам Джек не мог с уверенностью ответить, что может заставить его окончательно пасть духом. Кто знает, может невинный документ, извещавший о желании доктора оставить организацию, в конечном итоге обернется трагедией. Ни для кого не секрет, что на столе командира Моррисона нередко оказываются самые различные документы, но к собственному стыду он начинает понимать, что даже недавняя весть о судьбе молодого новобранца, первый вылет которого закончился для него ужасной смертью, не потрясла его мысли так сильно, как это сделала доктор Циглер. Её речь, ожидаемым образом затронувшая тему долга и мучительного выбора, тем не менее оказалась весьма исчерпывающей, однако озадаченный вид командира ярко отразил обстановку недопонимания и смятения, царившую в его личном кабинете. С одной стороны, Джек по-прежнему не находил веских причин, которые побудили бы Ангелу оставить службу. С другой стороны, взвешенная речь доктора наглядно иллюстрировала её внутренние переживания, но должного понимания со стороны командира, к несчастью, она так и не дождалась.
[indent]Желание прервать монолог Ангелы возникало у Джека не единожды, однако правила приличия всё же были должным образом соблюдены. Правда, едва наступила минута ответа, как Джек с разочарованием пришел к выводу, что сказать-то в конечном итоге попросту нечего. Сейчас он чувствовал себя навязчивым и безжалостным руководителем, что в угоду собственным планам словно на цепи удерживает ценного сотрудника, отчаянно рвущегося на волю, ведь нечестно будет умолчать о том, что Джек подумал и о последствиях, которые постигнут организацию в  том случае, если талантливый доктор действительно решится оставить свою службу. Но говоря откровенно, в первую очередь Джек беспокоился лишь о том, что сегодняшняя встреча с Ангелой может стать для него последней.
[indent]— Непростая ситуация, — заметил Джек. Прежде чем продолжить, он снова вернулся в свое кресло, принявшись нервно отбивать пальцами незамысловатый ритм.  — Вы оказались в такой ситуации по моей вине. Я повел себя крайне безответственно, и, безусловно, навлек на вас опасность. Неудивительно, что оказавшись в подобной ситуации вам, как и любому другому человеку, который мог оказаться на вашем месте, пришлось защищаться. Более того, вам пришлось спасать и мою шкуру, но цена, которую вы за это заплатили, вероятно, оказалась слишком велика. Не могу спорить с тем, что своим принципам нужно сохранять верность – это вызывает искреннее уважение. Но порой жизнь ставит нас перед трудным выбором.  Вам это известно лучше, чем мне, — Джек делает короткую паузу, пытаясь поймать на себе взгляд Ангелы.
[indent]— Немногие на вашем месте стали бы терзать себя нравственными рассуждениями, большинство просто согласилось бы с тем, что вам пришлось прибегнуть к необходимым мерам. Мы ведь не можем заставить преступников и террористов сложить оружие, не прибегая к насилию, доктор Циглер. Как бы это странно ни звучало, но даже во главе миротворческой организации стоит простой солдат, — Джек виновато опускает свой угрюмый взгляд вниз. — Наверное, вам трудно исполнять мои приказы, и я могу это понять. Тем не менее, как бы я не противился вашему решению, я, к сожалению, не в силах вас удержать, так же как не вправе говорить вам, что правильно, а что нет.  Я, безусловно,  уважаю ваше решение, доктор Циглер.
[indent]Какое-то время Джек сидит неподвижно, словно статуя. Проходит несколько минут, прежде чем он медленно, но на удивление решительно встает и направляется в сторону выхода. Его кисть с такой силой впивается в дверную ручку, что костяшки на его пальцах начинают белеть от напряжения. Краем глаза он замечает, как девушка неуверенно поднимается на ноги и поворачивается в его сторону. Кажется, едва командир распахнет дверь, как она изящно выскользнет наружу, и больше они никогда не встретятся. На мгновение Джек приоткрывает дверь, но затем решительно её захлопывает. Для надежности он прикладывает к дисплею свою ключ-карту, которая незаметно оказывается у него в руке. Характерный механический щелчок извещает присутствующих о том, что дверь надежно заперта. Джек поворачивается к Ангеле.
[indent]— И нет ни единой причины, чтобы остаться? — спрашивает Джек. Спустя мгновение их разделяет лишь один шаг.  — Скажи, что это не так, ведь, возможно, это наша последняя встреча.

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/11/91897e0c3af40d3a0da79446638b520f.jpg[/AVA]

Отредактировано Jack Morrison (2018-01-12 19:18:03)

+1

6

[indent] Наверное, Ангела солгала бы самой себе, что ожидала хотя бы капли понимания со стороны командира. Нет, она видела себя и командира Моррисона по разные стороны - люди разных профессий, разных правил и принципов. Пусть и цель организации была единой, но, каждый занимаясь своей работой, был частью совершенно разных механизмов. Ангела не хотела бы оскорбить командира заявлениями, что он привык убивать людей, что это его работа, но с сожалением понимала, что мнение ее было именно таковым. Впрочем, озвучивать девушка его не спешила, и мысленно одергивала себя от этих мыслей, чтобы не высказать столь ужасные слова в порыве недовольства, которое все не утихало.
[indent] - В той ситуации не было выбора, командир Моррисон, - повинуясь внезапному порыву, девушка встает со своего места, опираясь ладонями на стол командира. - Как любой здравомыслящий человек, я должна была отреагировать должным образом и попытаться сделать хоть что-то, чтобы спасти вашу жизнь. Признаюсь, что в тот момент последнее, о чем я думала, это были мои принципы. В такой ситуации вообще сложно о чем-либо думать, кроме собственной жизни и жизни.. - Ангела едва успевает одернуть себя на последнем слове, чтобы не сказать "дорогого человека". Нет, это последнее, что она могла бы сейчас сказать командиру Моррисону. Mein Gott, это было так глупо и так по-детски, говорить такие вещи своему командиру. 
[indent] - ..и жизни человека, находящегося рядом со мной, - в памяти возникает и тот факт, что погиб пилот самолета, погиб и мужчина, что решил помочь агентам. Ангела на секунды прикрывает глаза, осознавая, насколько в чем-то противоречит сама себе. Но она уже не могла отступить, это было бы слишком глупо. Возможно, Ангела действительно испугалась. Испугалась того, что когда-нибудь ей снова придется выстрелить в другого человека. А может того, что в следующий раз, возникни такая ситуация, из-за ее бездействия убьют кого-нибудь, может даже самого командира Моррисона? Наверное, это были попытки уйти от ответственности, наверняка именно так покажется со стороны. Но Ангела не зря столько лет отгораживалась от людей незримой стеной - девушка не хотела снова потерять тех, кто был ей дорог также, как потеряла свою семью еще во время восстания машин.
[indent] Осознание того, насколько внезапно оказался командир Моррисон дорогим для девушки человеком, больно бьет по лицу. Словно бы из-за этого щеки рдеют, показывая смущение и волнение. Впрочем, Ангела быстро нашла выход из этой ситуации.
[indent] - Извините, не стоило мне так вести себя, - Ангела как-то растерянно убирает руки со стола командира и присаживается на свое прежнее место, отводя взгляд в сторону. Но предательское смущение только лишь разгоралось все больше, залив лицо краской. И даже когда командир Моррисон продолжил свою речь, внутреннее волнение все не утихало, заставляя теребить пальцами край халата, накинутого поверх строгих блузы и юбки. И только лишь слова о том, что командир не может противиться решению доктора Циглер, заставили ту снова обратить свое внимание на мужчину. Буквально затаив дыхание, девушка ждала окончательного решения по своему заявлению, но командир Моррисон все сидел молча и неподвижно. Более того, все также молча встает со своего места и направляется к двери. Признаться, это обескураживало. Ангела не знала, как расценивать подобное молчание, действия. Девушка неуверенно встает со своего места, делает шаг вперед, но тут же останавливается, когда командир застывает возле двери, не убирая руки с дверной ручки.
[indent] - Командир Моррисон?.. - и, словно бы очнувшись, мужчина сначала приоткрывает дверь, но следом решительно, с силой, закрывает ту. Более того, воспользовавшись своим пропуском. Внутреннее волнение и непонимание ситуации в целом нарастали с большой скоростью, но девушка не решалась снова чем-то возразить командиру. И лишь когда тот задал столь неожиданный вопрос, оказавшись всего в одном шаге от доктора Циглер, та неуверенно, едва слышно произносит:
[indent] - Я не.. Я не понимаю, о чем вы говорите, командир Моррисон, - машинально девушка пытается отступить на шаг назад, но спотыкается о кресло, что стояло позади. Пальцы сжимаются в кулаки, чтобы унять дрожь. Вопрос командира застал девушку врасплох точно также, как и его жест тогда, в Австралии, когда они, казалось бы, нашли путь к спасению, и, словно бы приободряя, поддерживая девушку, пальцы командира легли поверх пальцев Ангелы. Тогда она всеми силами старалась не придавать этому большого значения, действительно считая это чем-то вроде поддержки в столь неоднозначной ситуации, но собственный разум иногда кричал о чем-то другом, о чем Ангела никогда сама не заговорила бы вслух.
[indent] - Если вы решили и дальше стоять на своем и убедить меня, что подобные трудности не должны сбивать меня с намеченного пути, то мой ответ будет прежним - это обдуманное решение, и я не намерена от него отказываться, - но, все-таки, на последних словах голос уже предательски дрожал.[AVA]http://s6.uploads.ru/vkYdE.png[/AVA]

+1

7

[indent]Ответ Ангелы привел Джека в изумление. Её выражение лица, в котором отчетливо читалось недоумение, заставило и самого командира на мгновение усомниться в собственных словах. Однако сказанного назад не вернешь, да и Джек, честно говоря, не спешил окончательно разочароваться в своих поспешных выводах. Чем дальше заходил этот разговор, тем увереннее звучала его речь, и слова Ангелы не убедили его в том, что стоит отступить.
[indent]Теперь, когда их разделял всего один шаг, сердце подсказывало Джеку, что нет ничего постыдного в чувствах, которые он испытывал к Ангеле. Впрочем, не скажешь, что от этой мысли ему стало заметно легче, ведь в подобных ситуациях он раньше никогда не оказывался. Потому и действовал он весьма предсказуемо, даже в этом вопросе полагаясь в первую очередь на терпение и рассудительность. И когда девушка с едва уловимым волнением в голосе начинает вновь настаивать на своем, то Джек лишь обходительно кивает. Однако выглядели эти жесты так, словно командир, потерпев неудачу, плавно перешел к иной стратегии.
[indent]— Значит, решение окончательное? И причин, чтобы передумать, у вас нет. — загадочно повторяет командир.
[indent]Какое-то время Джек пытается поймать на себе взгляд Ангелы, но едва он замечает в её глазах отблеск тревоги, как изящно, но медленно покидает её личное пространство, размеренным шагом направляясь в противоположную от двери сторону. Он проводит пальцами по гладкой поверхности своего рабочего стола, и всё ещё украдкой наблюдает за девушкой, которая не спешила оборачиваться в его сторону. Теперь ему казалось, что Ангела серьезно о чем-то задумалась, но о чем – оставалось только гадать. Она, возможно, недоумевала, каким же образом ей покинуть кабинет и избежать этого неловкого разговора, если дверь была надежно заперта, о чем Джек легкомысленно позабыл. А ведь подобный жест с его стороны выглядел, мягко говоря, возмутительно. Сам же командир предположил, что раз доктор не поспешила покинуть кабинет, то разговор следовало продолжить.
[indent]— Новость о вашем уходе всех очень огорчит. Людям нравится с вами работать. Мне тоже, — последние слова Джек произносит более громко и уверенно. — Я помню день, когда вы вступили в нашу организацию. Мы были безмерно рады, что такой талантливый врач как вы станет частью Overwatch. Но дело не только в том, что вы прекрасный специалист, доктор Циглер, и хорошо знаете свое дело, вы лучший человек из тех, кого мне довелось знать, и ваша непоколебимая вера в людей и в собственные принципы достойна восхищения. Признаться, я восхищаюсь вами с первого дня нашей встречи, — Джек медленно подкрадывается к Ангеле. — Я знаю, с моей стороны эгоистично обременять вас знанием о моих чувствах, но раз вы решили покинуть меня, то я обязан признаться, что люблю вас.
[indent]Джек снова оказывается в одном-единственном шаге от доктора, но на этот раз он не испытывает ни сомнений, ни тревоги, словно мысль об окончательной разлуке придала ему достаточно решимости, чтобы отважиться на внезапный поцелуй, который, возможно, станет прощальным. Свое желание он совершает столь спонтанно, что у Ангелы не остается ни секунды для того, чтобы возразить. И когда продолжительный поцелуй расставляет все точки, Джек аккуратно берет Ангелу за руку. Он не хочет её отпускать, хоть и чувствует, что у него нет на это никакого права. Вместе с тем он понимает, что стоит извиниться, но ему не хочется этого делать, ведь впервые за долгое время он не стыдится своих эмоций, чувств. Сейчас он не командир, а просто влюбленный Джек Моррисон.
[indent]— Если мои слова для вас хоть что-то значат, то прошу, останьтесь.
[indent]Затаив дыхание, Джек ждал ответа. Однако страх более не сжимал его сердце. Он больше не боялся услышать слов отказа, что с сожалением проскользнут в речи доктора, ведь он был достаточно силен, чтобы принять их. Но отступит ли Джек? Ни в коем случае. Его мысли были полны красноречивых признаний, которые он незамедлительно пустит в ход, едва Ангела наберется решимости, чтобы возразить.

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/11/91897e0c3af40d3a0da79446638b520f.jpg[/AVA]

Отредактировано Jack Morrison (2018-03-05 08:10:32)

0


Вы здесь » Overwatch: second convocation » PRIVATE » [25.06.2064] Proposal was rejected


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC