Добро пожаловать, агенты!
Вступайте в ряды миротворческой организации Overwatch!

Рейтинг игры: NC-21
Система игры: эпизодическая
Время в игре: 2077 г

Будем рады, если вы
поддержите нас на ТОПах:


Рейтинг форумов Forum-top.ru

ГОСТЕВАЯУСТАВ ПРОЕКТАFAQСПИСОК РОЛЕЙ
ШАБЛОН АНКЕТЫСЮЖЕТ

Overwatch: second convocation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Overwatch: second convocation » PRIVATE » [03.04.2073] A Cowboy’s Work Is Never Done


[03.04.2073] A Cowboy’s Work Is Never Done

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://funkyimg.com/i/2JsSY.png

АГЕНТЫ

ВРЕМЯ  и  МЕСТО

Jesse McCree         Hanzo Shimada

весна 2073; Дорадо, Мексика

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ и СЮЖЕТ

В войне технологических корпораций они оказались по разные стороны баррикад, но иногда враги становятся друзьями

Отредактировано Hanzo Shimada (2018-07-16 14:15:04)

+1

2

Хандзо выслеживает этого парня на протяжение нескольких недель. Он неотступно следует за ним, куда бы тот ни направился, и наконец след приводит его в Дорадо — абсолютно дрянной город, где Хандзо со своим луком и ярко выраженной азиатской внешностью выглядит каким-то чужеродным, слишком выделяющимся лишним элементом. На него смотрят, когда он ходит по его улицам. Хандзо сохраняет невозмутимое выражение на лице.

Хандзо убеждает себя, что соглашается на эту работу совсем не из-за (баснословных) денег, которые ему предлагают — он слишком горд, чтобы признаться, что даже ему не помешает тысяча-другая — предлагают гораздо, гораздо больше — баксов в кармане. Он соглашается, потому что думает, что борясь с такими людьми, как Родриго Веласкес, он сможет заслужить прощение — перед самим собой, перед своим братом, перед памятью своего отца. Хандзо тщательно готовится, пересчитывает стрелы, продумывает путь к отступлению. Сегодня всё закончится.

Дело в том, что Родриго позаимствовал у нанимателей Хандзо одну вещь — очень-очень важную вещь, от которой, возможно, когда-нибудь будет зависеть безопасность всего мира. Крохотная флэшка, носитель информации, размером с ногтевую пластину, и на ней — сотни гигабайт цифровых данных — протоколы безопасности военного ИИ, — которые никогда не должны попасть не в те руки. Задача Хандзо — позаботиться о том, чтобы флэшка вернулась к своему законному владельцу прежде, чем её успеют перепродать ещё кому-нибудь. Занятие сомнительного достоинства для наследника благородного рода Шимада — старейшины от такого с ума бы сошли. Хандзо думает об этом, и ему становится немного легче.

Хандзо тщательно, со свойственной ему аккуратностью одну за другой укладывает стрелы в колчан, перепроверяет надёжность креплений, натягивает тетиву на лук и облачается в своё традиционное кимоно убийцы — если сегодня ему придётся отнять чью-то жизнь, то пусть Веласкес знает, от чьей руки падут его люди. Перед тем как покинуть своё убежище — крохотную затхлую комнатушку, — Хандзо глядит на себя в треснувшее тёмное зеркало. Отражение встречает его хмурым взглядом.

Хандзо тщательно изучает расписание Веласкеса, его привычки. Теперь он знает о нём всё: сколько времени он тратит на утренний кофе; когда заканчивает еженедельные собрания совета директоров находящейся в его владении корпорации; каких девок предпочитает. Он знает, что каждый чёртов вечер пятницы он проводит в самом светском заведении, которое только можно сыскать в этом месте, а после возвращается в свою роскошную виллу на живописном побережье.

Хандзо заранее выбирает позицию на возвышенности, садится, сокрытый тенью, подобрав ноги под себя, и кладёт лук на колени. И ждёт.

Пока Веласкес в сопровождении бодигардов и дорогих шлюх, пошатываясь и смеясь приятным глубоким барионом идёт по вымощенной искусственным камнем дорожке к дому, у Хандзо будет почти семь минут, чтобы решить всё быстро.

И как только распахивается дверца автомобиля и снаружи показывается бритая макушка первого телохранителя, он вырывает стрелу из колчана за спиной, накладывает её на тетиву и посылает точно в цель.

+2

3

Работа была отчасти привычной и чем-то напоминала то, чем он занимался в Blackwatch. Не то, чтобы стрелок был этому не рад, но неприятное напоминание зудело где-то в затылке, не давая ему покоя. Возвращение к этим мыслям всегда пробуждало в нем что-то двойственное и не до конца осмысленное.
Со стороны все казалось достаточно прозаично - крупный разработчик желает сохранить свое детище, а кто-то не совсем честным путем пытается наживиться на чужих трудах. На своем веку Джесси МакКри видал подобное не раз, не говоря уже о том, что это было одно из самых безобидных дел. Тем не менее работа была работой и  платили за нее хорошо.
Не удивлял его и факт, что Родриго Веласкес нанял именно его - в конце концов по ту сторону баррикад орудовал далеко не новичок. Этот человек явно знал свое дело, так как после недели со своего появления, Джесси все еще не мог засечь этого змееныша, тем не менее постоянно ощущая кожей нежелательное присутствие. В свою же очередь Веласкес, кажется, наоборот успокоился и расслабился, что откровенно не нравилось стрелку, но первый не желал менять своего расписания даже в ночь перед презентацией своего дражайшего проекта, о котором, к слову, Джесси так и не выдали развернутой информации. С другой стороны кто он был такой? Для мира он остался чудом уцелевшим преступником из некогда гремевшей на всю Америку банды Мертвецов, что было только на руку... в большинстве ситуаций.
- Не выходи из машины, я еще не проверил крышу, - постоянные напоминания своему нанимателю об осторожности в последнее время начинали надоедать. Особенно их игнорирование.
- Мы уже на месте, это лишнее, - далеко не трезвый Веласкес едва ворочал языком, пока Джесси продолжал свой путь по пожарной лестнице.
- Если тебе не нужна моя защита, то нахрена ты нанял меня? - раздраженный голос стрелка скрипел в телефоне, ожидая очередной невежественный выпад в ответ, когда получил вместо этого перепуганные женские крики и панику на другом конце.
- Я сказал сидеть! - Маккри прибавил ходу и уже бегом вылетел на крышу, замечая на противоположной стороне незнакомый силуэт снайпера. Его взгляд зацепился только за развивающуюся ленту и...
"Это что, блять, лук?!"
Револьвер через мгновенье был уже в его руке, и пуля высвободилась из дула, целясь в руки лучника. Следующий выстрел этого человека не должен был свершиться.

Отредактировано Jesse McCree (2018-07-17 14:22:01)

+1

4

Хандзо не теряет времени, не дожидается, когда мёртвое тело грузно осядет на землю с торчащим из черепа оперённым древком — безупречный выстрел, отмеченный тихим удовлетворённым хмыканьем; готовит следующую стрелу, пока первая ещё в полёте...

Не услышать приближающиеся шаги, когда их источник создаёт столько шума вокруг себя, может только глухой. У Хандзо со слухом всё в порядке. Он реагирует на появление стрелка стремительно, почти мгновенно, мягким кувырком уходя с линии выстрела, но всё равно недостаточно быстро, чтобы иметь возможность ответно прицелиться в него. Стрелять приходится с земли, наугад, почти лёжа, почти вслепую — и даже не в полную силу натяжения тетивы.

Маккри, определённо, отправляет к чертям весь его продуманный заранее, аккуратный, до зубовного скрежета идеальный план — Хандзо, стиснув челюсти, проклинает себя за непредусмотрительность. Время в его распоряжении стремительно сокращается, а хорошо продуманный момент с похищением — возвращением — флэшки почти упущен — и от мысли об этом Хандзо приходит в ещё большую ярость. Возможно, у него ещё есть маленький шанс — если он успеет разобраться со стрелком достаточно быстро.

Хандзо не слишком хочет вступать с ним в рукопашную схватку, но запас стрел у него ограничен, все они подсчитаны и предназначены каждая — своей жертве. Одну из них Хандзо уже потерял — буквально только что, и нехотя он всё-таки идёт на сближение, молча атакует быстрым, точным, злым движением; метит нанести удар плашмя по руке, сжимающей револьвер, по корпусу, и наконец — по голове концом увесистого композитного лука — таким, при должном старании, нетрудно расколоть человеку череп.

Хандзо скачет вокруг стрелка, как мифический демон они из древних легенд, не даёт ему снова навести прицел, чередует выпады и удары, достаёт его несколько раз — ладонь натыкается на что-то мягкое и живое. Противник кажется немного крупнее — тем лучше для Хандзо, тем сложнее тому будет защититься от града ударов, которыми он его осыпает. И всё же держится против него он достойно, хоть и не слишком искусно на взгляд дракона.

Спустя полторы минуты этого танца очередной удар Хандзо наконец достигает конечной цели — ребро ладони врезается стрелку в горло, не настолько сильно, чтобы убить, но достаточно для того, чтобы перебить дыхание и заставить потерять ориентацию в пространстве. Используя возникшую фору, Хандзо проскальзывает ему за спину, прижимает спинку лука к горлу и давит изо всех сил, стараясь сломать кадык. Дурацкая ковбойская шляпа, в которой Маккри появляется на крыше, давно слетела с его головы, и вместе они проходятся по ней ногами.

— Прискорбно, что ты служишь такому подлецу, так пусть достойная смерть в бою послужит тебе утешением напоследок, — с неизменным японским акцентом шипит Хандзо стрелку на ухо, чувствуя как постепенно начинает ослабевать его сопротивление. Дыхание у дракона тяжёлое, и на висках выступает пот.

Отредактировано Hanzo Shimada (2018-07-20 02:03:28)

+2

5

   В свете луны Джесси едва мог разглядеть противника, тот в одно мгновенье скользнул тенью прочь от выстрела и послал со свистом разрезающую воздух стрелу в его сторону. Если бы стрелок не бывал в таких ситуациях почти всю свою жизнь, то вряд ли бы успел увернуться, но, кажется, он серьезно недооценил этого парня. На скорость ему было жаловаться грех, но прыткий оппонент даже не дал ему выстрелить. Каково было удивление, когда его оружие ко всему прочему выбили из рук. На лице осталось только эхо удивления. Не было времени на эмоции.
   Верный револьвер упал под ноги, а Джесси только и успел избежать удара в грудь, потеряв шляпу при маневре и протезом со звонким ударом остановить тот самый треклятый лук.
   МакКри потерял счет времени, ему давно не доводилось участвовать в затяжных драках. Это больше походило на спарринг и в голове эхом отдавались воспоминания: Гейб напротив него, мелит его, как грушу и постоянно комментирует все ошибки, напоминает, что он не может всегда полагаться на оружие. Какая милая ностальгия, но сейчас был не дружеский поединок, и этот демон мог вполне забрать его жизнь. За эти продолжительные пляски в ожидании ошибок друг от друга, МакКри успел в перекате подобрать пистолет, но тут же удар в горло, и вот стрелок, задыхаясь, хватает ртом воздух, сразу же оказываясь в захвате, который сдерживается только вовремя подставленным металлом его неживой руки.
   - Да, что ты.. блять, несешь? – процедив сквозь зубы, он резко без промедлений завел назад свободную руку с пистолетом и приставил холодное дуло во что-то мягкое – наверняка щека.
   - Сам работаешь на такого же, но корчишь из себя само благородство, да? – Джесси не знал, почему все еще не нажал на курок.
   Может, пресловутое желание разобраться? Все эти заказы из раздела «блядский бизнес» всегда были грязными и запутанными, часто ни одна сторона не была права, но что было не так с этим парнем? Излишне высокопарные речи для какой-то кражи, да и уровень навыка слишком хорош для проходного наемника.

Отредактировано Jesse McCree (2018-07-22 01:37:45)

+1

6

Хандзо стоит, замерев, такой же напряжённый, как натянутая до отказа тетива его лука. Он стоит и почти не дышит, а дуло проклятого револьвера утыкается ему прямо в лицо.

Как глупо, думает дракон, какая постыдная невнимательность, которая будет стоит ему жизни. Его подводит собственная самоуверенность. Преимущество больше не на его стороне. Натруженные плечи уже начинает сводить, и давление его лука на горло противника почти сходит на нет. Хандзо слышит — нет, физически ощущает, — кевларовая рама скребёт почему-то твёрдому — это... рука? Как же это глупо.

Хандзо упрямо сжимает губы в ожидании выстрела, и линия его челюстей становится ещё жёстче, чем обычно. Но выстрела нет, стрелок всё медлит, Хандзо всё ещё жив, но вместо облегчения, начинает этому раздражаться.

«Спускай курок и покончи наконец с этим», — хочет сказать он.

— Я пришёл, чтобы вернуть важную вещь своему владельцу, — зачем-то говорит он вместо этого и упрямо повторяет:

— Ты служишь подлецу.

Хандзо не собирается оправдываться, но ему почему-то кажется очень важным доказать (самому себе) Джесси, что — хэй, он вообще-то на стороне хороших парней. Наверное, потому что, на самом деле, он и сам до сих пор в этом не уверен.

— Твой хозяин — бесчестный вор и взял, то, на что не имел никакого права. Ты, глупец, готов рисковать жизнью — но даже не знаешь ради чего?

Хандзо забывается. В его голосе снова начинает звучать привычное превосходство, приправленное презрением, — словно не из него стрелок грозится вот-вот вышибить дух заодно с мозгами — и вместе с тем на смену раздражению приходит ледяное, близкое к мертвецкому — да он и есть без одной пули в голове мертвец — спокойствие.

Стрелок в ответ тяжело вздыхает, будто борется с чем-то внутри себя — или просто все ещё пользуется временем после их активных прыжковых и не только упражнений:

—  Ну, знаешь, по моей информации — это ты бесчестный вор и хочешь прибрать к рукам чужую собственность.

Хандзо дёргается, справляется с собой. Его называют именами и похуже, его честь давно уже утрачена — он не имеет никакого права оскорбляться на слова Джесси.

— Это не так.

Стрелок оказывается из любителей потрепаться — Хандзо не отличается разговорчивостью, но ему приходится принять правила его игры; он тянет время, пока в его голове рождается новый план.

— Если бы ты удосужился хоть немного проверить свою информацию, знал бы, что данные, которые ты и твой хозяин так оберегаете, были украдены людьми Веласкеса из Таргет Текнолоджи Инк пару недель назад.

Если он отпустит сейчас его, думает Хандзо, уйдёт на шаг назад — и вбок, успеет увернуться от выпущенной из револьвера пули, всадит стрелу Джесси в висок или горло, как нож, руками...

Каждая мышца в его теле почти вибрирует.

Отредактировано Hanzo Shimada (2018-07-22 18:06:44)

+2

7

   Кажется, его «партнер по танцам» имел определенный пунктик на праведность совершаемых деяний, что по правде раздражало в текущей ситуации. Джесси не любил подобные речи, даже если был иногда с ними согласен. Все это всегда казалось бесполезной мишурой, скрывающей простые истины. Тем не менее доля истины в словах лучника была.
   МакКри действительно не успел до конца разобраться в ситуации, не сверил факты, и не удосужился тщательней расследовать все аспекты. Неужели он настолько успел отвыкнуть после ухода из организации? С другой стороны, дело казалось вполне простым и понятным с его стороны, да и время поджимало. Но...
   Гребаный любитель постоять за честь был прав, что в их положении сейчас не слабо задевало стрелка. Он едва удержался от второго вздоха, когда напомнил себе, что не терялся в случаях и похуже.
  Прерывая завязавшийся диалог резким безжалостным ударом металлического локтя в живот лучника. Пользуясь моментом, МакКри с разворота подсек его под коленом, и когда прыткий демон оказался на лопатках, придавил его сверху своим весом, удерживая за запястья протезом и наконец встречаясь взглядом со своим оппонентом:
- Итак… что там по "твоей информации"? – дуло револьвера красноречиво холодило кожу под подбородком лучника, когда стрелок старательно изображал благосклонную улыбку. Выходило немного устало, но в такой ситуации не стоит судить строго.
   Джесси не был удивлен тому, что человек под ним оказался азиатом. Своеобразная техника боя намекала на это, что уж говорить про акцент? Не сказать, правда, что МакКри обрадовался этому занимательному факту, вспоминая как тяжело было переживать стычки с подобными экземплярами. Радовало лишь то, что засранец с оскорбленным взглядом карих глаз как минимум запыхался. Возможно, это не решение проблемы с агрессивным японцем, но раз МакКри не удосужился разобраться раньше с делом Веласкеса, то придется разгребать все это дерьмо прямо здесь и сейчас.

Отредактировано Jesse McCree (2018-07-27 19:08:30)

+1

8

Лёжа на земле Хандзо осознает, что стрелок использует против него тот же самый план, приводя в исполнение немногим раньше его самого. Выясняется, что он вовсе не такой дурак и неуклюжий увалень в шутовском наряде, каким кажется ему поначалу. От удара в солнечное сплетение перехватывает дыхание — рука у стрелка тяжёлая и очень сильная. Перестав задыхаться, Хандзо вперивается в его лицо холодным, злым взглядом, и на дне его тёмных антрацитовых глаз плещется тихая ярость.

— Я ведь уже сказал, — гневно рявкает он, чувствуя что окончательно теряет контроль над ситуацией — и над собой тоже, замолкает, словно так и собирается окончить на этом разговор, выдерживает натянутую паузу и всё-таки добавляет:

— Так ты ведь и малейшего понятия не имеешь, что на самом деле охраняешь, не так ли?

Переговоры — не самая сильная его сторона, но именно сейчас самое время вспомнить всё, чему его учили в клане Шимада, подготавливая к роли будущего лидера. Хандзо не страшится смерти — так он думает, — но маячащий у его лица револьвер слишком реален, чтобы его игнорировать, и он вдруг понимает, что всё-таки неплохо было бы уйти отсюда живым. В конце концов, дурацкая флэшка — не то, ради чего он действительно хочет погибнуть. Хандзо гордец — это так, но не идиот.

Ему хочется рассмеяться, но вместо этого он делает глубокий вдох и, голосом уверенным и спокойным, терпеливо начинает излагать подробности:

— Тебе известно что-то о Таргет Текнолоджи? Бьюсь об заклад, что нет, — Хандзо тяжело удержаться от колкости, но не в его положении спесивиться. — Это полугосударственная корпорация, занимающаяся разработками в области информационной безопасности. Несколько месяцев назад они завершили работу над новейшим уникальным ключом шифрования военных ИИ. Его невозможно взломать, так что использование таких ключей позволит без опасений передавать и хранить данные на облачных серверах и использовать их повсеместно с минимальными затратами. Но три недели назад экспериментальный код, вместе со всеми наработками и прототипами был похищен из их исследовательского центра человеком, неоднократно замеченным среди людей Веласкеса. Догадаешься сам, что находится на флэшке, которую так он бережёт?

Хандзо недолго молчит, давая Джесси время  переварить информацию. Всё это время он даже не предпринимает никаких попыток к освобождению — механический протез всё ещё стискивает запястья слишком крепко, револьвер всё ещё слишком плотно прижат к подбородку, а стрелок всё ещё недостаточно расслаблен, поэтому Хандзо продолжает:

— Завтра утром Веласкес собирается провести презентацию ключа под видом собственной разработки — не слишком честно, тебе так не кажется? — и совершить сделку, — о том, какие астрономические суммы при этом вращаются вокруг такой крохотной вещицы, он благоразумно умалчивает — не хочет лишний раз соблазнять ковбоя многозначными цифрами. — Подумай, что случится, если эти данные попадут в руки не тех людей — а именно так, будь уверен, и произойдёт. Впрочем сомневаюсь, что кому-то вроде тебя есть до этого какое-то дело.

Хандзо умолкает и после этого больше не произносит ни слова; это один из самых долгих его спичей за последние годы. Дышать по-прежнему тяжело — надоедливая туша Маккри давит сверху, и воздух вокруг них пропитан плотным запахом пота, пороха и табака. Хандзо сверлит стрелка тяжёлым взглядом, вслушиваясь в звуки паники и шум внизу. У него ещё есть козырь в рукаве, но драконы внутри него молчат, и он вдруг думает, а что, если они всё-таки смогут договориться?

+1

9

   Переваривание полученной информации отчетливо читалось в глазах стрелка. Он сознательно опускал поспешные выводы и тон прижатого к бетону лучника под ним. С таким претенциозным видом врать никто не будет, да и распознавать ложь МакКри научился давно. Иначе давно бы кормил червей в земле, ну, или просто просадил все деньги (и не только) в покере.
   Теперь картина складывалась пусть и запутанная, но довольно понятная, что одновременно радовало и расстраивала стрелка. Как он мог пропустить что-то подобное мимо себя? Выходит, что этот японец был его совершенно неожиданным спасителем?
   - Тут и думать нечего, - тон Джесси с враждебного сменился на располагающий, будто они только что не пытались пришить друг друга на месте, а сидели на скамеечке приятным вечерком, раскуривая сигареты и попивая холодное пиво из супермаркета. Тем не менее револьвер все еще был на своем месте, а МакКри не сводил теперь расчетливого, изучающего взгляда с незнакомца.
   Тишина все тянулась, но таковой не была. Разговор продолжался не словами, а как только могут говорить без них между собой два мудреных опытом человека, знающих одно единственное искусство убивать и как-то жить с этим. В тот момент, когда стрелок поверил, что увидел в темных карих глазах намек на схожие мысли, холодное дуло медленно отпрянул от лучника и, так чтобы это было видно, Миротворец неторопливо вернулся в кобуру. Металлические пальцы, крепко сжимающие запястья японца ослабли хватку и демонстративно, пусть и с долей опаски, освободили их.
   - Если все как ты говоришь, то думаю, что нужно не дать плану Веласкеса сбыться, - вставая на ноги, МакКри протянул раскрытую ладонь недавнему врагу и, возможно, в пределах следующих секунд потенциальному партнеру по этому незадачливому дельцу. Все, увы, зависело не от него, но пусть его ровное дыхание явно держалось лишь на контроле, он все еще знал, как выхватывать свое оружие так, что обреченный умереть даже не успеет моргнуть.

+1

10

Нужно не дать плану Веласкеса сбыться, говорит Джесси. Ха-ах, это именно то, чем Хандзо как раз собирается заняться.

— Да неужели? — ядовито отвечает он, чувствуя себя намного уверенней, когда в лицо ему больше не тычут пушкой. Его насмешки не достигают своей цели, и это его злит. На мгновение он становится похож на большого обиженного ребёнка.

Игнорируя протянутую ему руку, Хандзо, мягко и стремительно, как кошка, вскакивает на ноги, раздражённо поправляет рукав своего юката; демонстративно повернувшись к стрелку спиной, подбирает свой лук, тщательно осматривает, ощупывает, изучает и, кажется, остаётся удовлетворён его состоянием; в полном молчании, тихо сопя, собирает вывалившиеся из колчана во время падения стрелы. Его спина при этом выражает крайнюю степень пренебрежения. Словно Маккри нет рядом. Словно он пустое место. Его спина выглядит вызывающе.

Джесси озадаченным истуканом стоит на месте, наблюдая за этим маленьким представлением. Выходки Хандзо его ничуть не задевают — после того, как на нём отыгрывается Рейес на протяжении пятнадцати грёбаных лет; все выпады японца в его сторону — ребяческая забава. Джесси находит их даже смешными (в чём, конечно же, не решается признаться вслух) и только немного — обескураживающими. Левый уголок его губ ползёт вверх. На счастье Хандзо — он этого не видит.

Джесси на все хреновы девяносто девять процентов уверен, что лучник уже больше не пойдёт в наступление. Не так серьёзно, как до этого. Его нестерпимо тянет закурить.

—  А, знаешь, минуту назад ты был куда сговорчивей.

— Прекрасно, что ты осознаёшь всю серьёзность ситуации, — произносит Хандзо, когда пауза с его стороны становится до неприличия затянутой. Вялую ответную нападку стрелка он как будто пропускает мимо ушей, на деле — тщательно запоминает, тиснит в  своей памяти. Его голос звучит холоднее всех льдов Арктики. — Сделки быть не должно — ты прав, отрадно слышать из твоих уст дельные мысли.

Когда он снова оборачивается к Джесси лицом — это уже другой Хандзо. Теперь, когда все вопросы между ними улажены, он может наконец сосредоточиться на своей миссии. Собранный, подтянутый, отстранённый. Времени у него уже совсем не осталось.

Минуя стрелка он задевает его плечом — нарочно, дерзко. Подходит к краю крыши, глядит вниз. Ступни его ног, облепленных гибкими щитками керамической брони, наполовину нависают над пустотой. Поднявшийся к ночи ветер треплет золотую ленту в его чёрных волосах.

— Я буду весьма признателен, если ты не станешь путаться у меня под ногами.

Отредактировано Hanzo Shimada (2018-08-04 02:47:04)

+1

11

   Джесси провожает лучника внимательным взглядом, когда тот проходит мимо, он хочет привычно поправить шляпу, но тут замечает, что ее попросту нет. Хмуро и как-то растерянно оглядываясь, стрелок находит ее в стороне, помятую и в крайне плачевном состоянии:
- Твою едрить на хуй налево, блять! - МакКри, конечно, не орет, но досада в его голосе съедает каждое слово. Он поднимает свою шляпу и принимается отряхивать в попытке придать ей хоть какой-то приличный вид.
- Ну, ты и задница, смотри, что ты сделал с ней, - немедля он подваливает к лучнику и разворачивает к себе. К тому же по его соображениям этому товарищу не стоит светиться своим прекрасным ликом перед нервными с готовым оружием остатками охраны Веласкеса.
- Смотри на что она теперь похожа, - ковбой сердито тычет своим головным убором японцу чуть ли не в лицо, но тут же отстраняет, вновь до нелепости заботливо поправляя ее, - тебе повезло, что я, блять, сегодня в хорошем настроении, но больше не смей так с ней обращаться... ну ты и хер, - уже больше ворча себе под нос, чем обращаясь к своему неожиданному напарнику, стрелок таки опускает шляпу себе на голову и переводит хмурый взгляд, на японца:
- Для начала, не списывай меня со счетов, приятель, так уж вышло, что мы в одной лодке, а потом,.. меня это все порядком затрахало, так что отойди-ка подальше, чтобы те идиоты не начали палить по крыше, и мы решим эту гребаную проблему раз и навсегда, - отпихивая  самоуверенного азиата подальше, Джесси сам шагнул к краю злосчастной крыши, чтобы его силуэт был виден невооруженным глазом. Подключая коммуникатор в ухе и одновременно немного дергаными, но по прежнему точными и профессиональными движениями перезаряжая револьвер.
- МакКри на связи. Все чисто, проблема решена. Как там Джонни?
   Конечно, он знал, как там Джонии, уже видел со своей позиции неподвижное тело у машины, но надо было сместить внимание.
- Черт тебя дери, ковбой, чего так долго?
- Ну, было не так просто, - пока шел разговор, стрелок сунул револьвер в кобуру и достал свою недокуренную сигару, неторопливо чиркая зиппо и поджигая кончик. Вскоре его рот наполнился приятным вкусом терпкого древесно-пряного дыма, который он расслабленно выдыхал в ночной воздух. Это действительно то, что было сейчас необходимо. Успокоиться и прийти в себя.
- Джонни... у него йобаная стрела в голове, с таким не живут.
   Четверо охранников повыходили из своих укрытий: кто-то присел у трупа, кто-то рассеяно чесал свой затылок, главный смотрел на здание и подворотни, все еще сохраняя бдительность, пока из машины не показался сам виновник торжества. Определенно злой от страха за собственную шкуру Веласкес вывалился из душного салона лимузина, где остались только пара шлюх и водитель, начиная нервно размахивать руками и орать на всех вокруг, брезгливо обходя труп, останавливаясь только тогда, когда кто-то передал ему коммуникатор.
- МакКри мать твою, какого хера тут творится, что это был за урод?!
   Стрелок только и мог, что бесшумно усмехнуться. Кем бы ни был этот лучник, но такое оскорбление уж точно не подходило этому человеку позади него. По правде, для такого талантливого и опытного наемника, он был довольно… красив? Джесси не привык встречать подобных часто на своем пути.
- Расслабься, все почти улажено, босс, - голос МакКри был низкий спокойный, обманчиво располагающий, ведь это никак не вязалось с тем, что он имел ввиду на самом деле.
- Отлично, - мужчина не сразу чует подвох, - Подожди.. что значит почти?
- Ну, мне тут птичка нашептала, что ты неплохо так навешал мне лапшу на уши, а мне…, - перекатывая сигару в другой уголок рта, стрелок недобро улыбнулся, пусть его собеседник и не видел, - это не нравится.
- П-подожди, что? Я-я могу все объяснить! Что он тебе наговорил?!
   Все случилось быстро, будто само собой, как выдох после стопки рома, как взмах ладони в приветствии, как дрожь струны, когда по ней ударяют пальцы. Револьвер уже был в руке МакКри и дымился от выпущенных пяти пуль. Коммуникатор молчал, суета на пустой улице внизу стихла. Остались только бездыханные тела с отверстиями в каждом их лбу. Больше ничего.
   Вытаскивая устройство связи из уха, стрелок кинул его на землю и раздавил ботинком. Разворачиваясь к лучнику и легкими, привычными движениями пальцев с парой небрежных, но эффектных оборотов пряча свое оружие обратно в кобуру, он поправил шляпу и, не задерживая взгляд на своем партнере, отправился в сторону пожарной лестницы.
- Не будем терять время.
   Конечно, обман вскрылся, он действовал в лучшем направлении, но после такого трюка осадок всегда оставался. Джесси не любил его использовать, но так было проще и быстрее в текущем положении. Когда он добрался до трупа Веласкеса, то быстро сорвал с его шеи цепочку с носителем, смотря на маленькую флешку с каким-то пренебрежением и переводя этот же взгляд на пялившегося через стекло в его сторону водителя.
   Свободной рукой он покрутил перед ним пальцем, мол надо поторопиться, и кивнул тому в сторону дороги. Без промедления перепуганный мужчина уже через пару секунд надавил на газ и сорвался с места, уносясь подальше от горы трупов. Дымя своей сигарой, МакКри проводил того взглядом и дальше уже спокойно расхаживал вокруг тел, пока не наклонился, выуживая у одного из кармана ключи и подходя к припаркованному рядом черному седану.
- Запрыгивай, - разблокировав двери, стрелок занял водительское место, заводя мотор и начиная регулировать зеркала под себя в ожидании пока лучник сядет в машину.

+1

12

Пока Хандзо спускается вниз, он успевает всё обдумать.

Всё вокруг, как кусочки паззла в его голове, складывается воедино: короткое изнурительное сражение на крыше; разозлённый стрелок, тычущий в его лицо свою дурацкую шляпу; револьвер, прокручивающийся на его пальце; толстый столбец дыма от его сигары; пять дымящихся отверстий с ровными краями в пяти головах; мёртвый Веласкес — завершает образ Джесси Маккри.

Опасный тупица.

— Не нужно было убивать его, — бесстрастным тоном произносит он, подразумевая Веласкеса; с видом никуда не торопящегося человека бережно вытягивает, с силой прокручивая по часовой стрелке, стрелу торчащую в черепе бедняги-Джонни, обтирает её наконечник о пиджак трупа и прячет в колчан. Снаряд больше не пригоден, но Хандзо не хочет оставлять следов.

Мрачнее тучи он садится на переднее пассажирское сиденье, такой прямой, словно проглотил палку, сжимает лук на своих коленях. Колчан за его спиной мешается, упираясь в мягкую спинку, но Хандзо всё равно не снимает его — на случай, если ему придётся в спешке покидать салон.

— Нас уже ищут, — он бросает быстрый взгляд на цифровую панель с часами, украдкой скашивает глаза на механическую руку Джесси, которую поначалу принимает за какую-то высокотехнологичную тяжёлую броню. Тон его голоса говорит о полном недовольстве. Вся его долгая тщательная работа оказывается проделанной зря: данные всё ещё не у него; Веласкес даже с того света обещает стать крупной проблемой; теперь ему не заплатят. — Ты зря его отпустил, — это уже о водителе.

Конечно, их обоих и без того вскоре объявят персонами нон-грата в Дорадо — Веласкес здесь медийная личность. Задание Хандзо — изъять у него носитель с данными, может, слегка припугнуть. Но не убивать. Хах, теперь это уже не имеет значения. Выбрасывая из головы всё лишнее, Хандзо думает о том, что ему делать дальше — когда скрипнут тормоза, и стрелок своим насмешливо-бархатистым прокуренным голосом попросит его выйти из машины.

Он думает о том, как снова придётся бежать, скрываясь от преследований; о том, что чтобы пересечь границу легально больше не может быть и речи; о том, что этот провал с Таргет Текнолоджи — ещё одно пятно на его и без того замаранной репутации; и о том, что он оказался недостаточно хорош, чтобы справиться с этим заданием.

Взглядом Хандзо уничтожает дорогу перед собой через лобовое стекло. Он подавляет в себе желание снова съездить стрелку по роже. Вонючий дым от сигары Маккри тяжело висит между ними в салоне, как последнее препятствие. Хандзо закрывает глаза и делает глубокий вдох. На него вдруг накатывает невыносимая усталость.

— Отдай мне флэшку, — произносит он таким обыденным тоном, словно просит передать ему соль за обеденным столом.

+1


Вы здесь » Overwatch: second convocation » PRIVATE » [03.04.2073] A Cowboy’s Work Is Never Done


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC