Добро пожаловать, дорогие друзья! Располагайтесь и чувствуйте себя, как дома, конечно, насколько это можно считать возможным относительно бронированных стен наблюдательного пункта. Без лишней скромности хочется сказать, что мы действительно долго трудились над разработкой и созданием этого форума, чтобы сделать его по-настоящему интересным для игроков вселенной Overwatch. [продолжение]

ГОСТЕВАЯУСТАВ ПРОЕКТАFAQСПИСОК РОЛЕЙ
ШАБЛОН АНКЕТЫСЮЖЕТ

Overwatch: second convocation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Overwatch: second convocation » PRIVATE » [24.12.2077] Gaping darkness


[24.12.2077] Gaping darkness

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://cdn3.savepice.ru/uploads/2018/1/27/368fb7eea62045d234e9d33736eb6224-full.png

АГЕНТЫ

ВРЕМЯ  и  МЕСТО

Satya Vaswani          Moira O'Deorain

Двадцать четвёртое декабря 2077 года, Оазис. Жилой квартал, затем НИИ.

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ и СЮЖЕТ

Научное общество Оазиса - совет учёных, который высоко ценит вклад в общее дело. Среди прочих почётных учёных Мойра занимает должность министра генетики и общество высоко ценит её, снисходительно закрывая глаза на не слишком хорошую репутацию этой женщины. Однако, общество поступает так не всегда - и если информация о каком-то ненадёжном человеке,
переданная надёжным источником, оказывается в их руках, они разбираются с проблемой по-своему.
Последнее время общество обеспокоено попытками Вишкар протянуть свои руки в этот город, и каждый сомнительный работник общества подвергается пристальному вниманию. Об одном из таких, местном инженере, которого зовут Самал, Коготь и сообщает обществу. Поскольку те доверяют Мойре, то готовы закрыть глаза на то, что в самом безопасном городе станет на одну жизнь меньше.
Руководство Когтя солидарно с ирландкой - помимо устранения цели и поддержания доверительных отношений Мойры с учёными Оазиса, нужно узнать, что собой представляет сомнительный инженер и на кого он работает.
Неожиданный визит в Оазис оказывается приятной новостью и такой поездкой, в которую Мойра давно хотела взять и Симметру,
чтобы показать ей, над чем она давно работала, даже несмотря на то, что бывшая сотрудница Вишкар в стенах Оазиса - не самый желанный гость.

+2

2

[indent] Это странно, когда тебя встречают в аэропорту: Сатья к такому не привыкла. Это забавно: приветственная делегация включает в себя какого-то коллегу-учёного доктора О’Доран из научного института и её же подчиненного из министерства, всех таких из себя деловых и официальных, важных ещё очень — вот-вот лопнут от гордости. Это глупо: вместе с ними что-то около дюжины охранников. Сатья сжимает ладонь настоящей руки на ремне большой, но лаконичной чёрной сумки, в которой совершенно невозмутимо покоится фотонный излучатель. Вдвоём с Мойрой они, пожалуй, переложили бы всю эту охрану. Впрочем, Вашвани уже успела понять, что доктор О’Доран в Оазисе и Мойра на базе «Когтя» — два разных, по крайней мере внешне, человека. Noblesse oblige, само собой.
[indent] Польза от охранников всё же есть; ребята забирают их с доктором багаж. Сатья с нормальным для неё нечитаемым выражением лица лаконично приветствует знакомых Мойры, пока та представляет её им, как своего личного секретаря. Вашвани позволяет себе еле слышно хмыкнуть, не меняясь в лице. Так, чтобы это послание достигло только О’Доран и никого больше. Никому больше и не надо знать, что отношения между министром генетики и ней чуть более тесны, чем подразумевает под собой этот смехотворный статус «личного секретаря». Теперь понятно, к чему этот нарочито-строгий деловой костюм, пусть и лёгкий: в Оазисе жарко безумно.
[indent] Они прилетают ранним утром, отдохнувшие во время путешествия и вполне готовые к работе. На целый день пропадают в министерстве, где Сатья тенью следует за Мойрой, якобы для того, чтобы выполнять мелкие поручения. Впрочем, кофе она приносит исправно, и даже показательно ведёт расписание встреч доктора. Поднабравшись наглости и подустав от рабочего хаоса, чуть позднее она решительно прерывает какое-то полуофициальное собрание, потому что «доктор О’Доран, время обеда», и выгоняет посторонних из кабинета Мойры.
[indent] — Какая интересная у тебя работа, — издевается беззлобно, но с усмешкой закрывает дверь на замок.
[indent] Лёгкий перекус сопровождается для Мойры совершенно невинным массажем плеч и отнюдь не невинным поцелуем. Вашвани ловит себя на мысли, что ей нравится подобный расклад, когда в дверь настойчиво стучат, и им приходится прерваться. Это… раззадоривает. Сатья как-то по-новому смотрит на лицо Мойры и неожиданно для себя самой прыскает в кулак, впрочем своё поведение объяснять не собирается. Просто ждёт, пока доктор пригладит волосы, расправляет невидимую складку на своей рубашке и открывает дверь для новых посетителей. Как ни в чём не бывало.
[indent] Вечером у парадного входа их ждёт машина, но Симметра косится на Мойру выразительно, и министр генетики решает — соглашается — прогуляться по городу пешком. Водитель ничего не говорит, просто увозит багаж. А они бредут по живописным улицам города, в приятном сумраке и почти комфортной прохладе. Так открыто Сатья гуляет по Оазису впервые; город оставляет после себя неизгладимое впечатление. Он не построен «Vishkar», он не так логичен, как их проекты, но сейчас Вашвани не недостатки в планировке ищет, а какой-нибудь приличный ресторан. Такой, который просто приглянётся. И, конечно, находит. Ни разу не пафосный, демократичный по ценам, но что-то в нем притягивает. Ужин проходит за неспешными разговорами, и всеми — сугубо о впечатлениях от прожитого дня. Причины их с Мойрой приезда они не касаются будто бы случайно, хотя на деле говорить о каком-то сомнительном коллеге доктора О’Доран, с которым им предстоит разобраться завтра, просто не хочется — не та атмосфера. Не та совершенно.
[indent] Забавно, но город кажется Сатье очень маленьким, хотя она прекрасно понимает, что это просто оттого, что все нужные им места находятся так непростительно близко друг к другу. Или… простительно. Весь вечер Вашвани настойчиво игнорирует попытки доктора прикоснуться к ней или свести разговор к обеденному «происшествию», ведь, всё-таки, до сих пор Сатья редко становилась инициатором подобной близости. И, наверное, немного перегибает палку, потому что уже в квартире Мойра тоже как будто бы теряет к ней интерес. Симметра замирает у панорамных окон, пока доктор что-то ищет на кухне и, кажется, разбирает чемодан. Через несколько минут всё затихает, зато включается вода. Сатья закусывает нижнюю губу и бесшумно двигается на звук, по пути сбрасывая грязную от пота рубашку и избавляясь от другой одежды.
[indent] Она не задаётся вопросом, ощутила О’Доран её присутствие или нет. Просто заходит в ванную, где под душем стоит многое значащий для неё человек. Уставший человек. Неудовлетворённый? Хочется думать, что сатьино нахождение здесь уместно. Не хочется думать об остальном.
[indent] Вашвани обнимает Мойру со спины, становится на цыпочки, чтобы поцеловать её в шею. Солоноватый привкус её кожи — смыть его гелем та ещё не успела — ей до безумия нравится почему-то, и Сатья не спешит отстраняться. Она переплетает пальцы настоящей руки с пальцами Мойры, трётся носом о её плечо.
[indent] — Ты ведь не обижаешься? — и снова улыбается, жутко почему-то довольная.
[indent] На самом деле прямо сейчас ей хочется большего, и, пожалуй, для Мойры это не загадка. Но чисто ради приличия нужно оставить за доктором право выбора. Ведь точно так же обычно поступает сама она, и сегодня Сатья решает сыграть по чужим правилам.

+2

3

Мойра никогда не считала себя слишком чутким человеком, который будет обращать внимание даже на едва заметные детали, но другое, будто бы чужое к себе отношение она не может игнорировать, когда ей прямо дают это понять. И очень печально, что именно это происходит даже при встрече с коллегами. Они пытаются держаться дружелюбно и менее официально, но, кажется (пока будто бы кажется), что этот визит в министерство не принесёт ничего хорошего. И ирландка знала, что отчасти была сама виновата в этом. Стоило Аканде оказаться на свободе, она поспешила туда, куда он указал; поспешила принять участие в собрании, поспешила чуть ли не официально обозначить свою позицию (разве что не объявила себя в розыск). И показать свою верность организации, хотя и сама разделяла далеко не все её интересы. Мойра видела себя куда более преданной частицей общества, куда надёжнее, чем та же Сомбра, с которой ей недавно удалось пообщаться по душам, однако на деле знала, что мало чем отличается от мексиканки. Что стоит объявиться кому-то, кто предложит ей больше - и она уйдёт туда, куда её поманит своей рукой прогресс. Но в Оазисе этого не оценили, и если руководство было довольно, что она не покинула свой пост, то простые люди не могли понять её странного поведения и столь же странных стремлений - для них Оазис был вершиной прогресса и пределом мечтаний. Мойра же чувствовала, что это не так. А вслух вообще была готова заявить, что уверена в этом.
Однако, хотя бы Симметра удостаивается более тёплого приёма: коллеги не так подкованы о прошлой деятельности Вашвани, поэтому сдержаны и вежливы в своих порывах. Мойра вспоминает, как отреагировала на Сатью в первый раз, и едва заметно улыбается: получить в лицо не то, что снежком, а острой сосулькой - это всегда неожиданно. Разумеется, вышестоящие люди не слишком прониклись бы всей этой официальщиной, особенно слыша реакцию Симметры на такое представление. Ирландка считает, что между строк можно прочитать, что "секретарь" в данном случае - это как минимум поддержка в стенах этого здания. Та самая поддержка, которую ни от кого больше не получить. Но Симметра будет рядом всегда - в этом министр генетики уверена. И уверена даже без обязательных для такой уверенности визитов к ней в голову. Сатья была первой, кто сама приняла такое странное решение. О'Доран каждый раз в таких случаях думала, что её собственная жизнь не закончится хорошо, однако несмотря на свои неудачи по жизни, ей не хотелось бы такого же финала для талантливого архитектора. Симметра могла работать в хорошем месте, на хороших людей. Действительно там, где она будет видеть истинную природу вещей. Но Мойра твёрдо решила ничего не предпринимать, пока не научит Вашвани отделять зёрна от плевел.
Визит в святая святых, ко всем прочим министрам, куда даже пускают Сатью, принимая во внимание статус Мойры и её помощь научному обществу, проходит лучше, чем ирландка представляла себе, оценив не самый тёплый приём. В последний раз здесь осталось много работы, которую теперь нужно было взять на себя. Конечно, это был непростой визит - скорее всего, Мойра вернулась бы сюда только за важными документами или другой информацией, принимая во внимание давний разговор с Ангелой, но ей нравилось это место, хоть здесь и не стремились сразу показать своё отношение к вещам, которые всему прочему миру кажутся слишком аморальными и достойными наказания. Иногда это было хорошо, иногда – плохо, но чаще всего хочется знать, стоит ли банально тратить своё время.
Сатья всё это время находится рядом, но будто бы привыкает к новой обстановке, хотя её поведение кажется Мойре едва ли не наглым. Генетик решает ничего не говорить, пока та откровенно командует и ставит по стенке коллег, которые ниже рангом. Но в то же время индианка нутром чует, с кем нужно быть повежливее, а с кем нет. Мойра предпочитает никак это не комментировать и ничего не объяснять, пока не спросят. В её понимании личный секретарь был немного иным, но инициативность Вашвани ей нравилась. Та удивительно тонко чувствовала настроения Мойры, и природу этого таланта, учитывая савантизм Симметры, доктор объяснить не могла. Во всяком случае, с помощью науки. Но это было так – несмотря на поступки Вашвани, которые та принимала сама, Мойре ни разу не захотелось отвести её в сторону и поинтересоваться, что, собственно говоря, происходит. Скорее всего, подумав об этом позже, Мойра решит, что та справилась идеально. И будет не так уж далека от истины.
Настроение О'Доран колеблется между типичным для обычного рабочего дня и крайне плохим - она не очень довольна тем, что пустующее кресло министра генетики на время не занял никто, и теперь вся работа по новым проектам, в которых Оазис нуждался не меньше, чем Коготь, снова легла на её плечи. Впрочем, Мойра не жалуется - высокая должность мотивирует её работать больше и стараться сделать именно то, о чём её попросили. И даже немного больше. Перспективы развития отдельной генетической лаборатории, для которой Мойра просит соответствующее оборудование и с лёгкой заминкой-намёком сообщает о "добровольцах", в конечном итоге прерывает Сатья. Коллеги и прочие присутствующие, среди которых есть даже не самые последние в организации люди, с явным удивлением смотрят на такие вольности, но не перечат. Во всяком случае, время для перерыва уже давно наступило. Мойра в который раз за день потирает виски - голова немного побаливает от количества полученной информации. Впрочем, Сатья, кажется, успевает записать многое, если не вообще всё - даже если не разбирается в каких-то деталях. К этой, казалось бы, несерьёзной должности, нужной для того, чтобы скрыть её настоящий статус, она подходит со всей серьёзностью. И снова вызывает у ирландки чувство гордости за эту девушку.
- Скука смертная, - наконец, позволив себе улыбнуться, отвечает О'Доран, когда они остаются одни, - Куда охотнее я бы осталась в лаборатории безо всяких контактов и обсуждения туманных перспектив.
О цели их визита и о том, что после этого они, скорее всего, покинут Оазис, Мойра не говорит. Коготь интересует только ликвидация нежелательной угрозы, и они ни разу не дают понять, что сотрудничество с Оазисом кажется им нерациональным - скорее наоборот. Но обычно получалось так, что пропажа человека без вести (а убийство и уничтожение тела обычно так и выглядело) привлекало тех, кто будет искать этого человека. В этом случае Мойра бы на время уехала, чтобы снять с себя подозрения тех, кто будет в этом разбираться. В то же время, никто не гонит её назад отсюда. И Коготь ещё какое-то время может обходиться без неё, не настаивая на немедленном возвращении.
О'Доран позволяет себе расслабиться, чувствуя прикосновения Сатьи. Её действия позволяют отпустить мысли о дальнейших действиях куда-то вдаль. Во всяком случае, это всё будет даже не сегодня и, скорее всего не завтра. Ирландка тянет Вашвани к себе за руку, заставляя её усесться к себе на колени, ловит каждый поцелуй, не забывая дарить свои. С каждым новым поцелуем распаляется всё больше, уже совсем нескромно блуждая руками по телу индианки и неприлично быстро расстёгивая верх её костюма, чтобы ткнуться головой в грудь.
- Я так и знала, что в первый же день они нагрузят меня всей работой, которую я тут оставила.
В этом раскалённом докрасна месте, где, казалось, солнце обитало постоянно, близость Сатьи была тем самым оазисом, в поисках которого можно было сойти с ума, повидав достаточно миражей на своём пути. Блуждания между нужными и ненужными знаниями, сваленным на неё сегодня чуть ли не горой, Мойра сравнивала именно с походом по пустыне: ощущением от утопающих в песке босых ног, щёлканья и шипения ядовитых змей, греющихся в лучах закатного и уже не такого убийственного светила; эоловых дюн и поющих барханов, которые показывают прекрасные картины и что-то шепчут на ухо, будто предлагая присесть на тёплый песок, отдохнуть.
Но всё однажды заканчивается, как и перерыв, показавшийся Мойре слишком коротким. Время не даёт соврать - он был куда дольше обычного, поэтому приходится быстро привести всё в первоначальный вид. Удобно, учитывая способность к самоконтролю хотя бы в официальной обстановке. Сатья снова выглядит так же официально - разве что куда более недовольна, чем обычно. Может, сказывается то, что их так внезапно прервали.
Мойра решает полностью погрузиться в работу, как делала бы это, если бы приехала сюда одна. Всё-таки, не стоило взваливать на плечи Сатьи слишком много. Несмотря на то, что большая часть работы не требовала даже присутствия Вашвани рядом, Мойра чувствовала, что слишком нагружает её. Может, потому что и сама изрядно устала, но в какой-то момент близость позволила этой усталости быть направленной куда подальше. Конец рабочего дня - такого долго и наполненного преимущественно теоретической работой, Мойра встречает с явным энтузиазмом. Конечно, хочется как можно быстрее попасть домой, но она не становится эгоистичной, даже понимая, что Симметра не будет противится любому решению. И сама не замечает, как легко соглашается на предложение погулять, хоть это и не было произнесено вслух. Вообще, с точки зрения необходимости, поход по едва успевшему остыть после жаркого дня городу кажется ей не очень рациональным, но нельзя сказать, что Мойра только терпит эту прогулку. Наоборот - старается не испортить всё это случайно сказанным словом. Пожалуй, в этом они с Симметрой всегда были схожи - не любили болтать о чём-то, что не было связано с работой. И любые слова в отношениях, адресованные друг другу, воспринимались ими обеими как что-то по-настоящему удивительное и уникальное. Вообще, говорить хотелось, и Мойра находит время пошутить, когда они находят подходящее место, чтобы, наконец, поужинать - обеденный перерыв, кажется, был ещё утром, хотя на самом деле это не так. Конечно, Мойра не забывает упомянуть поведение Сатьи, и говорит честно - та была слишком нахальна для личного секретаря. Впрочем, оценивает навыки своей девушки Мойра исключительно шуткой. Более серьёзно сообщает разве что о том, что в случае такого поведения стоит одеть Вашвани в чёрную кожу и выдать хлыст, чтобы та гоняла всех коллег и ставила по стенке.
За несерьёзными словами вслух Мойра скрывает куда более серьёзные мысли, предпочитая пока не говорить об этом Сатье. Но упорство и навыки Симметры, как кажется самой Мойре, могут помочь ей. В том числе и для того, чтобы работать в обществе Оазиса. Конечно, это было бы удобно как для министра генетики, которая может подолгу отсутствовать на своём посту, так и для Когтя, которые были бы в курсе о всех делах. Но дело было не только в этом. Помимо всего прочего, ирландка хотела для Вашвани какого-то развития. Ту, казалось, всё устраивало, но их отношения, даже спустя столько времени, всё равно напоминали Мойре нечто вроде добровольного заключения. Ей нравилось держать Вашвани на поводке, но только если это было буквально. Ограничивать её в развитии собственных талантов доктору совершенно не хотелось.
Пока они находятся в пути до дома, Мойра старается думать о чём-то другом, но долгий день играет свою роль - многого ей не хочется. Сатья выглядит непривычно отстранённой, но ирландка не придаёт этому больше значения, чем нужно. Но точно знает, что прогулка по едва начавшей остывать пустыне требует душа. Багаж уже находится дома, поэтому Мойра оставляет Сатью, решив, что той, в числе прочего, нужно и время, чтобы побыть наедине со своими мыслями. Всё-таки, сегодня они играли довольно непривычные для себя роли в первый раз.
Прохладная вода была слишком желанна, чтобы тратить время на аккуратное обращение с официальной одеждой - к тому же, завтра можно было надеть новую (благо, было что), а потом... потом будет потом. Поскольку Оазис отличался от трудовых будней в Когте, всё было несколько сложнее, и уже нельзя было ограничиться просто белым халатом. В этой официальности общество Оазиса, пожалуй, было ей непривычно и чуждо, но за подобную вычурность они платили по достоинству. И, конечно, речь была не только о деньгах. Вообще, мысли об Оазисе всегда занимали много времени - Мойра до сих пор сомневалась в том, под чьим знамением проводить исследования. Временами она хотела показать всем, что ей всё равно - лишь бы больше платили, но хотелось найти действительно заинтересованных в этом людей, понять, что они разделяют идеи доктора О'Доран, когда-то отверженные большинством. Хотелось показать, насколько важно использовать науку на все сто процентов, не останавливаясь на достигнутом. И, наверное, если бы не появление Сатьи, настроение Мойры можно было назвать слишком уж стандартным для пребывания здесь. Она думала о чём-то похожем каждый раз, когда возвращалась домой после первого дня. Если вообще возвращалась - нередко ирландка оставалась работать допоздна и ночевала в своём кабинете.
Мойра позволяет себе улыбнуться, оценивая неожиданное поведение Симметры. И столь же неожиданное, сколь приятное. И поэтому О'Доран не спешит поворачиваться, полностью отдаваясь ощущениям - ей нравятся такие моменты, хоть она и не говорит об этом вслух. Возможно, в какой-то момент поймёт, что надо говорить больше. Сатья задаёт вопрос: голос звучит приглушённо, как и сам вопрос, но Мойра слышит каждое слово.
- На что? – без промедления отвечает ирландка, - На тебя? - и непривычно торопится повернуться к ней, чтобы видеть её лицо. Которое быстро заключает в плен своих ладоней, почти не мешкая. Происходящее кажется ей вполне логичным завершением тяжёлого дня, но вопрос Сатьи при этом звучит довольно странно. Хочется пошутить на эту тему, но Мойра решает промолчать, не думая о том, что Вашвани делает это, чтобы просто искупить свою вину. Она справилась куда лучше, чем рассчитывала Мойра и наверняка оставила о себе хорошее впечатление у общества. Конечно, О'Доран сейчас не скажет ей об этом - эта смуглая девушка, потратившая на работу в Вишкар значительную часть своей жизни, легко может догадаться сама. Что отнюдь не скромное поведение делает её только надёжнее - враг не повёл бы себя подобным образом.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Moira O'Deorain (2018-02-03 07:47:58)

+1

4

в соавторстве с доктором О’Доран
[indent] «Ты не так поняла» застревает в горле. Потому что Мойра — вдруг — оборачивается, и ладони её тонкие ложатся на сатьино лицо. Взгляд Вашвани поднимает как-то непроизвольно, с чужим пересекается. Дыхание перехватывает; саму её будто неведомое что-то пронзает. Глаза в глаза на несколько секунд. Пара оглушительно коротких момента. Пропасть. Сатья чувствует буквально, как все её стены и барьеры, то, что днём делает её самой собой — ой ли? — падают, рушатся, как карточный домик, когда губы Мойры касаются её губ. Её мелко-мелко трясёт, и это чертовски глупо, наверное, так плыть от подобных мелочей. Но…

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

5

Было странно обращать внимание на подобные мелочи, но всё-таки вечер, казалось, бесконечный и идущий так медленно, как только можно, наконец-то плавно перетекает в ночь. Им удалось покинуть министерство не так уж поздно, но прогулка и ужин заняли достаточно много времени. Эта переменная для Мойры была скорее неуловимой и слишком уж торопящейся вперёд, но в моменты близости с Вашвани оно напоминало те процессы, которые проходят слишком быстро, и недоступны человеческому глазу. Покидать не самое удобное, но всё же хорошо освещённое место и вступать в обступающий, будто обнимающий своими мягкими лапами мрак - странное, но отчего-то привычное чувство. Мойра держит Сатью за руку, специально взявшись за её протез правой рукой.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Moira O'Deorain (2018-02-21 10:15:58)

+2

6

[indent] Это, конечно, ненормально. Ни разу. Безумие это какое-то, вот что Сатья думает, когда снова может мыслить трезво, когда из головы пропадает туман и перестаёт шуметь в ушах, когда дыхание выравнивается, а внутренние барьеры сами собой возвышаются на положенных местах, возвращая миру строгую и показательно холодную Сатью Вашвани. Если от близости одного конкретного человека сносит крышу на регулярной основе — это не-нор-маль-но. Это приговор. Гвоздь в крышку гроба. Точка.
[indent] «Сила притяжения…»
[indent] Зависимость делает человека слабым. Зависимость — по-своему болезнь, и Симметра буквально больна Мойрой. Возможно, неизлечимо. Возможно, однажды это пройдёт, и одним прекрасным утром Сатья проснётся и поймёт: больше не кроет, отпустило. Возможно, это даже сделает её счастливой.
[indent] «…бьёт на поражение.»
[indent] Это, конечно, ненормально. Ни разу. Безумие это какое-то, вот что Сатья думает, когда может думать. Но сейчас…

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

7

Мойра реагирует послушно - совсем иначе, чем среагировала бы, будь эта просьба в другом месте, в другое время и, что самое главное, в другой ситуации. На работе она никогда не могла позволить себе подобную покорность, общаясь с кем-то. Это совсем немного, на границе подсознания, раздражало. Но ирландка давно научилась подменять для себя ощущения - делать из одного другое, находить в чём-то неприятном то, за что можно зацепиться. Сейчас мысль о том, что Сатья порой может быть на удивление активной и доминантной натурой грело. А мысли о том, что она подавила этот гордый и холодный характер, делая всё это своим... что ж, люди с более высокими моральными устоями, сказали бы, что это даже звучит странно. Но Мойре нравилось и это. В то же время она понимала, что нельзя расценивать любовь как слепое подчинение. Она не хотела лишить Вашвани её особенностей. Пока та делает что-то подобное, вызывает то самое раздражение, оно и делает сильнее другие ощущения, вынуждает раз за разом возвращаться, заставляя сожалеть о такой дерзости. О'Доран была уверена, что Сатья сожалеет. Но исключительно в хорошем смысле этого слова.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2


Вы здесь » Overwatch: second convocation » PRIVATE » [24.12.2077] Gaping darkness


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC