Добро пожаловать, дорогие друзья, на форум Overwatch: second convocation!

Рейтинг игры: NC-21
Система игры: эпизодическая
Время в игре: январь 2078 года

Будем рады, если вы
поддержите нас на ТОПах:


Рейтинг форумов Forum-top.ru

ГОСТЕВАЯУСТАВ ПРОЕКТАFAQСПИСОК РОЛЕЙ
ШАБЛОН АНКЕТЫСЮЖЕТ

Overwatch: second convocation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Overwatch: second convocation » ALTERNATIVE » I'm not crazy. My reality is just different than yours


I'm not crazy. My reality is just different than yours

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://static.tumblr.com/7a2b64c039251ca30988d3eaf9c8fcb1/77yokb8/xmdnhdu6p/tumblr_static_tumblr_static__640.gif

АГЕНТЫ

ВРЕМЯ  и  МЕСТО

Moira O'Deorain в роли Moira
Hana Song в роли Talon D.Va

2077 год альтернативной реальности
База "Когтя", Венеция

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ и СЮЖЕТ

- Так кто самый настоящий герой по-твоему?
- Темный Рыцарь. Он единственный, кто не убивает даже своих врагов.


Этот мир несовершенен. Впрочем, ты знала это с самого начала, малышка. И кто, как не ты понимаешь, сколько вокруг несправедливости, и как сложен путь к самой вершине. Ты ведь в итоге добилась всего, чего хотела, правда?

Ну, или почти всего.

Спасти страну не выходит одними только силами Корейской армии, какими бы великими борцами с омниками вы себя ни считали. И Овервотч не осознает, какой масштаб принимает разворачивающаяся катастрофа.
Теперь выход только один: убить их всех.

Интересно, осознаешь ли ты это, позволяя изучать тебя?
Интересно, как скоро ты подчинишься настолько, что тебе уже не будет жаль случайных жертв?
Интересно, как далеко ты зайдешь, чтобы больше никогда не видеть этот несовершенный мир таким?..

[NIC]Talon D.Va[/NIC]
[STA]... and who have I become?[/STA]
[AVA]http://se.uploads.ru/8GXD6.png[/AVA]

Отредактировано Hana Song (2018-01-26 21:56:43)

+3

2

- Как ты там убеждала всех? Вопрос доверия?
Мойра редко сомневалась в том, что ей предстоит сделать, если это было запланировано, но при этом, когда речь шла о таких дебрях науки, в которых она разбирается не на сто процентов, было место волнению. Например, такому, которое так просто не пройдёт. Пресловутый прибор, позволяющий ломать людей. То, что могло одинаково эффективно сделать овощ как из хрупкой девушки, так и из перекачанного мужчины. Способность влиять на самое уязвимое место, которое при ближайшем рассмотрении не так уж и отличается от жёсткого диска компьютера. Те же данные, которые можно стереть и видоизменить по своему усмотрению. Это будет сложнее, но ненамного, когда вокруг хватает подопытных кроликов, которые так и ждут момента, когда можно будет поделиться своими нейронами, чтобы устройство опознало их структуру и просто скопировало. Чтобы потом использовать для влияния на мозг другого человека, его видения и то, чем для него будут его воспоминания.
С Ханой Сонг всё было не так. Эта молодая девушка, почти ребёнок, умело сочетала в себе как откровенно детские черты, так и поистине безграничное желание идти вперёд, не сдаваться в любых ситуациях. Прошлое достаточно потрепало её, чтобы та Хана, что была здесь, не позволяла полумерам посеять в её душе хотя бы немного сомнений. Она была готова на всё. У Мойры ушло на это слишком много времени, но она хотела быть уверена, что все эти сеансы, всё это воздействие действительно работает. Конечно, она не могла раньше времени пролезть внутрь, но хотела это сделать. Хотела убедиться в том, что перед ней идеальный солдат. То есть, конечно, называть кореянку с выдающимися способностями "обычной" было бы недальновидно - Хана Сонг с позывным "Дива" была куда более умелой, нежели приходящие в Коготь наёмники. И, разумеется, развить её таланты можно было до невиданных высот, создав при этом куда более комфортные условия для самой девушки. А поскольку Хана уделяла много внимания играм, самый простой способ занять её, состоял в игре. Только для этого пришлось постараться.
Заставить нейроны создать в голове человека игровой мир - цель из разряда фантастики. Что-то на уровне так любимого Ханой Starcraft'а. Но похожий геймер был найден и подвергнут нещадной обработки - первостепенная задача была выполнена. И последующие сеансы не вызвали у девушки ничего, кроме восторга. Она считала это игрой, а другие были не против поддерживать это. Однако игра не позволяла двигаться дальше. Нельзя было связать это с интересами Когтя, не убедившись в том, что всё пройдёт как надо. Хана, насколько можно было это видеть, всецело доверяла докторам, среди которых была и Мойра, но погружение в чью-то голову делало незваного гостя беззащитным.
Мойра решилась на это, потому что, как ни банально звучит, "это была всего лишь игра". Ей было бы некомфортно в сознании маньяка, где был бы риск запачкать и свою психику, но оказаться в фантастическом мире пугало куда меньше. В молодости О'Доран немного интересовалась подобной литературой, поэтому была готова к разным сложностям. Изучить ту самую игру, которая так близка её пациентке, Мойре удалось не так хорошо, но она была готова к разным неприятным сюрпризам. И надеялась, что быстро найдёт "главную", когда окажется беззащитной.
Разумеется, она никак не оповестила об этом саму кореянку - девушке было необязательно знать, что она делит личное пространство, этакий полигон для своих интересов, с кем-то ещё. К тому же, с доктором, который неизвестно зачем будет находиться в приватной, можно сказать интимной зоне. И именно поэтому Мойра вошла без спроса. Не сразу - выждала несколько минут после начала транса. Процесс был несложный - вокруг суетились ассистенты, прекрасно знающие, что и как надо делать. В шее ощутимо кольнуло - последний раз Мойра делала подобное самостоятельно, потому что не хотела, чтобы её визит в чужую голову нарушал хоть кто-то.
Помещение, в котором Мойра пришла в себя, чем-то напоминало вход на базу Когтя, но непонятного цвета слизь тут и там не давала усомниться - всё вокруг будет мало напоминать реальный мир. Поднимаясь на ноги, ирландка заметила, что с ней, оказывается, тоже произошли перемены, которые уже поздно было отменять. За всей этой волокитой она не позаботилась о том, как ей выглядеть - а ведь хотела ирландка быть просто безмолвным наблюдателем, наблюдать за пациенткой, быть может что-то сказать. Но в то же время... ей пришлось бы взаимодействовать с хозяйкой места, где она вдруг оказалась. И то, что её закинуло в определённый образ, было логично. Может, не с точки зрения самой Мойры, но с точки зрения юной Ханы, для которого любой образ тут подходил бы под законы этого мира.
Ирландка поискала глазами хоть что-то, что могло бы помочь ей в этой ситуации, но если обычные люди стали бы искать как минимум зеркало, чтобы посмотреть на метаморфозы, то всё-таки немного ознакомленная с первоисточником Мойра поняла, в чьей шкуре ей предстоит находиться.
И прежде всего о достоверности изменений ей напоминала собственная спина. Даже осознавая, что все эти чувства надиктованы только нейронами, Мойра испытывала определённую тяжесть ношения собственных "крыльев". Могла ими пошевелить и удивительно точно могла контролировать их движения, хотя, разумеется, практики в чём-то подобном у неё никогда раньше не было. Не было и интереса сейчас направиться куда-то, чтобы получить мизерную возможность изучить собственное тело - всё-таки ощущение защитного панциря и когтей на руках было вполне реальным. Может, не столько заслуга нейронов, сколько той, кому принадлежал этот мир. Открывшееся взору помещение было как будто перегонным пунктом между явно враждебной средой снаружи. Казалось, что вне этого помещения ждут враги. Много врагов. Поэтому нужно было или играть свою роль или пытаться совместить одно с другим. В данной ситуации зацепиться за конкретную мысль Мойре не удавалось. Когда-то давно, в юности, она играла в школьных пьесах, но это было совсем не одно и то же.
- Хана? - спросила Мойра, оборачиваясь назад. Ворох сегментированных отростков-волос издал звук, похожий на копошащихся зергов.
Впрочем, нет, уже не Мойра спрашивала это, а Сара Керриган, Королева Клинков. Она сделала ещё несколько шагов вперёд. Ощущение чего-то не слишком приятного не покидало её. Но вместе с этим Мойра чувствовала уверенность в себе и желание расправиться с врагом, как бы силён и многолик он ни был.

+1

3

[indent] - Хана, - говорили мне, поставив лицом ко всему взводу. – Объясни свои действия, солдат Сонг. Ты прикладом…
- У меня кончились патроны, я должна была защищаться.
- Ты разбила на микросхемы лицевую панель того омника, случайно оказавшегося на территории боевых действий. Это был мирный автоматон.
- Я не могла этого знать! – лицо пошло пятнами от этой очевидной несправедливости.
Могла.

В первый день никто не ценил моих шуток. Здесь вообще никто не обратил на меня внимания – даже секундный интерес, возникший в глазах одного из новобранцев, который я приняла за вспышку узнавания, моментально погас. Такое ощущение, что сюда идут те, кому уже давно до лампочки, что происходит в мире, если дело не касается жестокой беспринципной борьбы с системой. Это было все, что мне нужно от «Когтя» - желание доказать всем этим напыщенным миролюбивым уродам, что не бывает «недостаточной угрозы». Все теперь – угроза.

Сперва было страшно скучно. Неделю нас, новых безликих воинов террора, тренировали по совершенно очевидной армейской системе, направленной, в основном, на подчинение. И еще эти фильмы – сплошь пропаганда, над которой я только посмеивалась. Конечно, и полная дура поймет, что загадочная организация, от одного названия которой противный холодок пробегает между лопаток, занимается чем-то поинтереснее банального устрашения всего живого. Наверное потому, что я сидела на утренних пятиминутках с лицом презрительным и раздосадованным, меня пригласили в кабинет некого доктора О’Доран.

Вернее, настойчиво порекомендовали следовать за парнем в кибернетической маске – кем-то из отряда «попрофессиональнее»:
- И что там, у врача? – звуки шагов отскакивают от стен полукруглого тоннеля-коридора. Нет большего штампа, но этот звук в самом деле единственное, что привлекает к себе внимание, заставляя сосредоточиться на том, как часто ты ступаешь на пятки.
- Доктор. Она доктор, и лучше бы тебе обращаться к ней так. Ничего особенного, простые тесты на переориентирование. И, Дива, - я радуюсь, что почти никто не называет меня по имени. Это так… статусно! – Тебе стоит быть очень внимательной, отвечая на вопросы.
- Поняла, - улыбаюсь беспечно, притормаживая у простой полупрозрачной двери со скромной табличкой. – Запомню, что именно ты даешь ценные советы.

Под маской он наверняка порозовел.


[indent] - Тетушка! – Мойра так занята приготовлениями, что, кажется, совсем забывает о той, на кого эти приготовления направлены. На мой голос женщина совсем не реагирует, как и на обращение, которое у нас с недавнего времени под полным запретом. «Субординация», - хмуря тонкие рыжие брови произносит ирландка в моей голове снова и снова, но это не очень помогает.

Тогда я будто случайно касаюсь длинными, побледневшими от малого количества солнца, пальцами, какой-то колбы смешной формы, и чуть покачиваю ее из стороны в сторону, от чего мутная темно-синяя жидкость на дне чуть пенится.

- Ты знаешь, что делать, - доктор О’Доран сегодня чуть более собрана, чем всегда, если такое вообще применимо к человеку, который 24 часа в сутки крайне сосредоточен на исследованиях. – И без моего постоянного контроля давно пора научиться ложиться на койку.

Последнее звучит уже почти дружелюбно, и я только плечами пожимаю в ответ, ловко лавируя между ассистентами, преградивших путь до простой больничной кушетки. Рядом с которой, впрочем, стоит сложный высокотехнологичный прибор. Я как-то пыталась узнать весь его функционал, но Мойра только тонко улыбалась, предлагая обсудить этот вопрос позже, но позже от чего-то не наступало.

У меня есть в запасе еще с пару секунд, чтобы сосредоточиться, и я надуваю огромный пузырь из жвачки, припрятанной за щекой. Странно, но это и правда успокаивает, и приводит нервы в порядок – вот такой простой ритуал.
Споро пережевываю резинку, и вынимаю ее изо рта, незаметно приклеивая липкий шарик куда на стену, к которой прислонена мой койка. Есть мнение, что этих жвачек там скопилось уже несметное количество.

Пять, четыре, три… надо не забыть спросить все-таки, что конкретно мы отрабатываем в этом симуляторе, два, один…


[indent] Ракша тычется тупорылой клыкастой мордой мне под руку, и я легонько прихватываю его за наросты на щеках, напоминающие бивни, чтобы потрепать эту бестолковую башку из стороны в сторону.
Каждый раз, когда я появляюсь тут, симуляция настраивается на «сохранение», потому тут совсем ничего не меняется – и это большое упущение. Если бы Улей развивался и без меня, автономно, было бы куда реалистичнее. И помогло бы подготовить меня к неожиданным ситуациям.

Заставляю себя сосредоточиться на этой мысли с пару мгновений, чтобы запомнить как следует, и только потом выхожу из комнаты. Та часть моего укрытия, что связывает с реальным миром, все еще немного напоминает базу, но стоит выйти – и ты уже совсем не на Земле. Я не знаю, что это за планета, и откуда мой разум взял ее, но на такие мелочи я просто не обращаю внимание – мешает полному погружению. Да и вообще, мне даже разговаривать здесь не очень хочется, чтобы не напоминать себе лишний раз, что я всего лишь в игре.

Резкий запах, не похожий ни на один из существующих, на мгновение выбивает меня из колеи, но я быстро заставляю себя вдохнуть поглубже несколько раз, чтобы свыкнуться и восстановить привычное для этих мест дыхание – через рот. Немного хрустят пальцы – видимо, я слишком сильно сжимаю их в кулак на той стороне, но и это ничего.

Провожу по волосам – тяжелому гребню, вросшему в шею и спину; проверяю, как функционируют наросты на предплечьях: три маленьких острых шипа из каждой руки летят в сторону зерга-рабочего, недовольно заворчавшего на эти покушения, заставившие трудягу сменить маршрут. Ноги, больше напоминающие лапы доисторических ящеров-рапторов, ноют в предвкушении длительной пробежки по территории Улья, но…

Ракша издает звук, похожий на рык и стрекот одновременно, и я моментально реагирую, оборачиваясь на источник шума со стороны выхода с «базы», меняя позу с расслабленной на ту, из которой будет удобно моментально наброситься на раздражитель, И замираю… Ошеломленная.

Единственная, сильнейшая, величайшая. Моя Королева. Я представляю, что ощущают все организмы в радиусе зрения этой статной фигуры, и это накладывает на мое сознание отпечаток – внимание всех существ направлено исключительно на Сару Керриган, появившуюся из оплетённых опухолями дверей. И все, каждый, склоняется перед ней – что и мне следовало бы сделать, но только я собираюсь прогнуть спину, как Королева Клинков окликает меня так, будто давно знает, кто я такая:
- Хана?
- Моя Королева, - всего лишь киваю, настороженно склоняя голову на бок. Даже в этой форме я все равно остаюсь довольно мелкой и субтильной, пусть и быстрой. Керриган крупнее, выше меня, и это добавляет ей величественности. – Я призывала вас так часто, как только могла, но вы не являлись… Как?

Не знаю, как мне удается побороть желание прикоснуться к своей Иконе – рука замирает, едва протянутая, и я ловко выхожу из ситуации, меняя направление ее движения, совершая широкий приглашающий жест:
- Это мой Улей и моя армия. Мать Роя Наиша предоставила мне своих солдат взамен на помощь в развитии и мести протоссам, разгромившим ее прежнее гнездо. Пожалуйста, - «проходите»? Еще бы «чувствуйте себя, как дома» сказала. – Вверяю отныне вам контроль над всем происходящим.

Фух. Не без косяков, но я смогла заговорить с ней! И все же… почему она появилась только сейчас? - пытливо рассматриваю женщину из-под ресниц, отмечая, что некоторые детали ее облика не соответствуют тому, что было в оригинальной вселенной. Моя фантазия и восхищение повлияли на Королеву, сделав ее словно сияющей мягким лиловым светом, проблесками пробегавшим по телу Сары.
[NIC]Talon D.Va[/NIC]
[STA]... and who have I become?[/STA]
[AVA]http://se.uploads.ru/8GXD6.png[/AVA]

Отредактировано Hana Song (2018-01-28 00:43:59)

+1

4

Привыкание приходило не сразу – это можно было сравнить с тем, как развивается любой фильм, который начинаешь смотреть без понятия, что тебя ждёт дальше. Постепенно втягиваясь в этот мира, Мойра всё больше ощущала ту, кем стала здесь. Ей катастрофически не хватало информации о происходящем вокруг, но законы этого мира работали по принципу течения – достаточно было вести себя естественно и просто соответствовать тому, что вокруг. Прислушиваться. Чувствовать враждебный на первый взгляд мир. Но только до того момента, пока не осознаешь – вокруг друзья. Много друзей, готовых выполнить любую волю. Живые существа защищают свои владения и следуют тому, для чего были рождены. Каждый из них без колебаний готов прервать свой жизненный цикл, если только пожелает Королева. Все сочтут это за честь.
Сара, наконец, видит лицо, что кажется ей знакомым. Конечно, она уже видела эту девушку – та показала себя отличным солдатом и внесла огромный вклад в успехи Роя на этой плане. Живая сила тянула свои лапы всё дальше и дальше – возможно, когда-то эта планета была колонией терран. Сейчас в этом секторе не было никого, кто мог бы дать отпор, однако Королева чувствовала, как планета сопротивляется. Чувствовала, что ещё не пора уходить. Терраны, протосы – какая разница, кто падёт перед могуществом Роя? Керриган позволяет себе лёгкую улыбку, видя неловкость подчинённой. Протягивает вперёд руку, касаясь щеки Ханы.
- У меня были другие дела, - отвечает она, - Я наблюдала за твоими успехами. Готовилась к новой атаке, которая позволит нам взять под контроль эту планету.
Немногословность "настоящей" личины сейчас играла против – Мойре хотелось говорить. Во всяком случае, это было частью игры. Как ещё, если не скрываясь за другими словами, спросить об этом?
- Контроль, - чуть погодя, повторила она, - Возможно воспринимается как рабство. Попытки навязать наши цели, стремления и идеалы. Но избавляет нас от конфликтов. Ты так не считаешь?
Сара закрывает глаза и отдаётся ощущениям. Дива говорит правду про мать Роя, но Керриган не чувствует её. Не задаёт такой очевидный вопрос о том, жива ли ещё Наиша. Во всяком случае, она послужила своей цели. Мастер эволюции всегда говорил, что огромный живой организм не так уж хаотичен. Это можно было сравнить с недугом, серьёзной болезнью, охватывающей человеческое тело. Болезнь появляется внезапно, бьёт быстро и порой распространяется так, что нельзя предугадать, насколько она ослабит человека и куда нанесёт следующий удар. Но при этом сама болезнь действует наверняка – поражает наиболее уязвимые органы и точно знает, как ослабить человека, как заставить его страдать и в случае отсутствия сопротивления убить.
Королева Клинков чувствует странную энергию. Пока что далеко, но она не похожа на ту, которую могли бы излучать терраны. Даже псионики и эта выскочка Нова. Стало быть, протоссы – уничтожать остатки злейших врагов будет куда приятнее.
Инкубаторы начинают пульсировать – цикл с новой силой берётся за работу. Многие звенья цепи пустуют, и это означает только одно. Нужно восстановить силы и готовиться к очередной атаке.
Для всех, кроме самих зергов, процесс жизнедеятельности и мутации особей – зрелище не из приятных, но это было естественным процессом для всех рас, которые хотели хоть куда-то выбраться, покинуть колыбель, где слово "эволюция" отсутствовало, как таковое.
Псионный шёпот наполняет голову, и Керриган слышит самые разные голоса - по большей части такие, что не разобрать, и можно опираться только на интонации. Рой очень рад её видеть - одни особи заменяют других, другие мутируют в третьих, войско постепенно обретает былое могущество, и лишь малая его часть находится здесь, словно устраивая демонстрацию - личинки собираются в круг, мимо проползает небольшая группа гиблингов. Возможности Сверхразума, место которого давно заняла Керриган, позволяет ей управлять количеством и качеством войска. На их создание нужно больше времени, но Рой готов ждать, матери готовы вести отряды в бой. Для любого, кто видит это неприятное зрелище, поведение зергов и многоликость их видов кажется самым что ни на есть хаосом, но процесс выведения более серьёзных особей - отлично контролируемый процесс. Инкубаторы становятся омутами, омуты превращаются в логова, но более развитые виды никогда не забывают о сохранности предыдущей ступени эволюции - ведь именно это обеспечивает их безопасность и возможность практически безграничного и бесконечного воспроизведения, главное чтобы окружающая среда это позволяла.
Тараканы в конечном итоге уступили место гидралискам - боевая единица куда серьёзнее прошлых ступеней эволюции. Ульям давно пора было породить ультралисков - самую могучую единицу войск зергов, вершину эволюции вояк, для создания которых Королева и решила почтить войско своим присутствием. Войска же не задерживались на месте - часть из них уходила вперёд, часть готовилась к тому, чтобы достичь нужного места в кратчайшие сроки, используя сеть Нидуса. Но на это червям нужно было время, которое Рой мог тратить на увеличение числа особей.
- Ты ведь обратила внимание не то, что без указаний Рой будет просто жить - они выполняют свои функции и не видят пользы в трате ресурсов. Добиться полного автоматизма не получится - всегда будет что-то, над чем надо брать контроль. Руководить. Ставить перед собой цель. Ты понимаешь, какова твоя цель во всём этом? Те, кто противостоят Рою, должны быть уничтожены, - произносит Королева, - Те, кто способствует нашей победе, достойны жить дальше. Никаких иных союзов, никаких полумер. Чтобы не сталкиваться с последствиями, которые могут быть необратимы, нужно бить первыми.
Огромный, наполненный различными особями, организм продолжает функционировать, и времени перед проходом в тыл врага остаётся всё меньше и меньше. Сара осторожно накрывает плечи Дивы одним крылом - пора двигаться в путь. Вход в червя находится неподалёку отсюда, его можно увидеть на этой опустошённой, наполненной слизью земле. Погода не самая дружелюбная - вокруг безветренно, темно и гремит гром, обещая скорые осадки.
Королева никуда не торопится, медленно и величественно выступая со своей протеже. С той, кто так долго ждала этой встречи. С той, кто должна показать, что ей движет и на что она на самом деле способна.
- Тебе удалось узнать о чём-то, чего я не знаю? - интересуется Керриган, внимательно глядя на Диву. Кажется, этот вопрос был задан только для вежливости, и что Сара на самом деле знает всё, но это не так. Помимо всего прочего, способность самостоятельно мыслить - такая привилегия, которая недоступна большей части солдат Роя. Уникальные заражённые представляют для Королевы особенную ценность. Они должны разделять и властвовать. Пользоваться её доверием и нести при себе волю Королевы.
Голова червя, плохо сомкнутая и хранящая в себе вход под землю, раскрывается, когда Керриган подводит к ней Диву - точно разжимается кулак, демонстрируя раскрытую ладонь. Путешествие внутри сети Нидуса - не самый приятный процесс, который может быть нарушен из-за особенностей внешности заражённых, отличающихся от основного войска Роя. Керриган понимает это и складывает крылья, стараясь не поцарапать нутро помощника. На несколько секунд присаживается, касаясь морды червя, словно выражая благодарность и одобрение.
- Пора, - произносит она. Быть первой или последовать за талантливой ученицей - не так уж важно сейчас.
[AVA]http://puu.sh/zbmWe/c9ac9bc675.jpg[/AVA][NIC]Kerrigan[/NIC][STA]Swarm is the instrument of my will[/STA]

+1

5

[indent] В один момент я перестаю контролировать свое тело. И дело не во вполне очевидных вмешательствах в мой организм там, за гранью ирреального мира, в котором я находилась сейчас, а только в том, что такой простой жест от Сары, как поглаживание меня по щеке, вызвал в сознании просто космический всплеск эмоций. Я зажмуриваюсь, неосознанно подавшись вслед за неожиданно ласковой рукой с когтистыми пальцами, да так, что едва не падаю, пошатнувшись. Торопливо перетекаю в другую позу, стараясь скрыть этот неловкий момент, но, кажется, от Королевы Клинков утаить что-либо невозможно. Или враз побагровевшее небо – мир реагирует на изменения в моем настроении – такой очевидный признак того, что я взволнована.

- Нам вас тут не хватало, моя Королева. Катастрофически. Я потратила неделю на развитие этой базы, и теперь ресурсов у нас достаточно. По крайней мере, для того, чтобы решить текущий «конфликт», - улыбаюсь в ответ на вопрос Керриган кровожадной клыкастой улыбкой, от чего мое лицо становится совсем хищным, нечеловеческим. – Здесь, в этом мире, который принадлежал Зергам долгие столетия, нам не нужны никакие захватчики. Это они явились сюда, игнорируя целую систему живых организмов. Они навязали Наише и ее Стае свои идеалы, прогнав с земель, выжигая благоприятные для развития опухоли. Они считают, что излечили эту планету, дали ей возможность дышать. Но мы, Зерги, не уничтожали ее, мы жили в симбиозе с ней, подстраивались под условия, которые она нам диктовала. Эти удивительный существа, которые вверила мне Мать Роя, приспособились к жизни здесь, эволюционировали… Но были почти полностью уничтожены протосскими выродками.

Я злюсь. Даже слишком. Иногда такое случается, что слишком пламенная речь распаляет меня донельзя, и я уже похожа на раскаленный железный прут – таким прожигают плоть насквозь. Из такого куется самый крепкий клинок. Рядом с Сарой Керриган я чувствовала себя невероятно сильной. Как, оказывается, мне мало нужно было: всего лишь ощущать поддержку высшего создания, всего лишь знать, что она понимает твои стремления и поддерживает тебя во всех начинаниях. Пусть и безмолвно, но она наблюдала за мной все это время и это… вдохновляло. Именно потому, что Сара не вмешивалась в мои дела до этого момента, и, выходит, я делала все правильно. Что ж, статус лучшей достался мне не за красивые глаза. И то, что сама Королева Клинков мной довольна, лишь подтверждает это.

Теперь, когда у меня был такой сильный союзник такой бесценной силы, которая позволяла Саре видоизменять армию, я должна бы испытывать безграничную радость, но вместо нее тупой иглой кольнула сердце ревность. И зависть. Нет, мне не было жаль потраченного времени и ресурсов, которыми теперь свободно распоряжалась Королева – такова в конце концов ее функция. Но мне было чертовски обидно, что я столько времени тратила на тактическое планирование миссий с допотопными, изначальными видами: местами неповоротливыми и медленными, местами откровенно примитивно-глупыми, неспособными найти более простые пути, или проложить их самостоятельно. Теперь наша Стая выглядела куда внушительнее, более развитой и эффективнее раз в двадцать. И как все могло бы быть проще для меня, если бы сама могла модифицировать виды…

А сейчас мой мозг кипел от информации, которую я загружала в него огромными порциями: как теперь вести войска, кого отправить вперед, а сколько придется оставить на месте? В конце концов, эта битва будет решающей, ведь не зря я столько времени держала глухую оборону?.. Плеточники, выстроившись стройным заграждением, расселись по краю опухоли, за ними закопались роевики, готовые выпускать сотни саранчидов – мелких тварей, способных облепить даже самую крупную цель в момент, вгрызаясь в нее миллионами острых, как шильца, зубов.

Киваю, довольная импровизированным заграждением: защита Улья еще не была такой надежной за все дни, что я провела на этой планете. Даже если кто-то и пробьет оборону, или вздумает подобраться к омутам рождения с воздуха, будет уничтожен остатками армии. Пускай существ в лагере остается и немного, но я обязана обеспечить нам материал, с которым придется работать, восстанавливая армию в случае провала.

Ха! Провал, - внутренне усмехаюсь. - Против моего «зерграша» приемов нет. Уж точно не у этих тупоголовых… симуляций. Найти и уничтожить. Найти и.., - провожаю взглядом ультралисков, вышагивающих в сопровождении новорожденных Матерей Роя и их тяжелой свиты в виде гидралисков и небольшого роя муталисков – куда уж без воздушной поддержки. Это наша тяжелая артиллерия, созданная Керриган всего за несколько десятков минут. Меня даже передернуло от мысли, что если бы не она, мне пришлось бы бежать с тараканами и зерглингами. Этих малышей, кстати, тоже хватало, но вот их эффективность была под большим вопросом теперь, когда они толпились, наступая друг на друга, стараясь пролезть в Нидус всем скопом.

- Тебе удалось узнать о чём-то, чего я не знаю?
- Сара, - я запинаюсь и считаю до трех, в растерянности поглаживая лоб. – Моя Королева… В прошлый раз, когда я разведывала территорию, я планировала захватить базу протоссов с двух сторон, но теперь, раз у нас есть вы, мы могли бы разделиться на три группы. Пусть наши бронированные юниты пройдут через главный вход – Матери обеспечат их лечением, а муталиски собьют огневую поддержку протоссов. Вы могли бы забрать зерглингов и напасть сбоку – там еще не выстроена защитная стена, по крайней мере утром ее все еще не было. А я хочу обойти захватчиков через перевал. Кажется, я видела, что они возводят там какую-то маленькую лабораторию, или что-то вроде того.

Мне приходится прерваться – Сара, пусть и кажется отвлеченной на то, чтобы успокоить гигантского червя, но в ее движениях уже читается нетерпение. Киваю в ответ на ее команду и позволяю себе первой отправиться в путь.
- Я встречу вас на выходе, моя Королева. Если там засада, или еще какие неприятности, я не прощу себе, если не успею вас предупредить, - говорю это с чуть большей горячностью, чем следовало, но спешу списать это на легкую нервозность, охватывающую меня от близкого контакта с Нидусом. Плоть зерга, теплая и скользкая, бьется под ладонью, когда я хватаюсь за край раззявленной пасти. Мгновение, и я буквально всем телом ощущаю каждую мышцу плотной глотки, затягивающей меня внутрь. Не бизнес-класс, конечно, но даже это можно вытерпеть, особенно в сравнении с часовым пешим переходом до пункта назначения.

Первое, что я вижу, распахнув глаза и кое-как отряхнувшись от слизи, покрывающей тело червя изнутри – огромный столб света, бьющий в небо чуть правее основной базы недруга. Как раз там, за небольшим перевалом, где я всего лишь пару дней назад видела только крохотную лабораторию. Эти скоты успели выстроить башню связи. Теперь каждый их ментальный писк будет слышен их правителю, и Золотая Армада прибудет сюда быстрее, чем я успею сказать «Ой». Хоть бы протоссы не успели настроить эту штуку как следует! Иначе шансы наши на победу становятся не то что призрачными – нереальными. Уничтожить. Кто бы там ни был – ты должна их уничтожить быстрее, чем они успеют опомниться.

Я так поражена, что едва успеваю подать руку Керриган, появившейся из Нидуса. И, конечно же, Королева видит мое замешательство, которое приходится моментально скрывать за новым планом:
- Мне нужна ваша помощь. Еще раз. Мы собирали эссенцию местных существ, но из-за того, что я не умею ее ассимилировать с теми видами, что были в моем подчинении, она была бесполезна. Но сейчас, если вы только сможете попросить Абатура забрать ее из Улья, и он не будет возиться с генетическим кодом дольше получаса, у нас вышли бы рапторы из зерглингов. Мне нужно перебраться через скалы, и, если мои ноги способны на это, то эти крохи будут только пищать и драться между собой, забираясь друг другу на головы, чтобы пролезть следом за мной.

Ракша, отделившись от серо-голубой массы сгрудившихся на краю обрыва зерглингов, ткнулся мне в руку слюнявой мордой и заворчал недовольно. Он не считал себя бесполезным, и уж точно не собирался взбираться на собратьев, чтобы преодолеть горные выступы.
[NIC]Talon D.Va[/NIC]
[STA]... and who have I become?[/STA]
[AVA]http://se.uploads.ru/8GXD6.png[/AVA]

Отредактировано Hana Song (2018-02-01 11:04:26)

+1

6

Дива, пожалуй, полностью осознавала свою роль во всём этом. С ней была её решимость, позволяющая идти вперёд; её гнев, позволяющий ей не опускать руки, ведь он куда лучше бессилия, надиктованного внутренними эмоциями. Ей только нужно было научиться видеть картину в целом: Рой мог страдать. Это была особенность развития, и даже потери закаляли его, делали возможным приспособление к враждебности окружающего мира. Учитывая скорость, с которой зерги могли восстановить отдельные отряды, потери не говорили ни о чём, но Рою всегда был нужен командир.
От внимания Сары не укрылись и те эмоции, что Хана так стремилась скрыть, но сейчас было негоже обращать на них внимание. Всё-таки, это был человеческий фактор, который был неподвластен мутациям организма. Разумеется, зерги не могли испытывать эмоций, даже несмотря на наличие разума. Они знали, в чём их цель и то, что они, каждый из видов, равны между собой. Общая система - без одних невозможно произвести других, и даже самые массивные, самые крупные и смертоносные особи, были обязаны своей силой самым что ни на есть низинам эволюции, которые не могли внести посильного вклада в бой, а только лишь отвлекать внимание и брать скорее числом, нежели грубой силой и всеподавляющей мощью.
Путешествие через подземную коммуникацию этих существ на самом деле было не таким уж неприятным, как казалось - во всяком случае, они и были предназначены для незаметного передвижения на больших расстояниях. И по сравнению с другими способами быстрого передвижения это определённо был самый незаметный, позволяющий организовать атаку тогда, когда противник этого не ждёт. Впрочем, протоссы ждали, прекрасно понимая, в какой ситуации оказались. Одерживая совершенно незначительные победы, они пытались бороться с последствиями, не с причиной. На то, чтобы уничтожить все инкубаторы, у них никогда не хватило бы ни времени, ни сил. А сейчас им катастрофически нужна была огневая мощь, чтобы подавить новую атаку.
Червь, казалось, нервничал, хотя на самом деле это было не больше, чем непривычная для него усталость от транспортировки такого количества желающих пройти - обычно эта система классифицировалась как элитная, позволяющая больше разведать, чем внезапно свалиться на голову. Впрочем, необходимость действовать нестандартно была обусловлена ещё и универсальностью, которой обладали многие особи, включая и сеть Нидуса.
С едва заметной улыбкой Керриган всё же взялась за предложенную Дивой руку, но теперь слушать пришлось с явным нетерпением - обстановка изменилась и королева тоже хотела сказать о своих решениях. В целом план, конечно, не изменился, но теперь башня стала основным объектом для удара. Возможно, стоило отправить основные силы именно на её штурм, позволив небольшому отряду захватить базу.
- Не волнуйся так, - произносит Керриган, пока что держа Хану, которая чуть ли не рвалась в бой, за руку, - Они могут только отсрочить захват, не предотвратить его. У нас всё получится.
Устроив руки на плечах Дивы, Сара глядела на неё какое-то время, будто бы раздумывая, может ли сказать о чём-то особенном.
- Я не думала просить Абатура о чём-то другом, кроме улучшения твоего генетического кода, - произнесла королева, - Ты давно заслуживала награду, которую я хотела тебе даровать. Однако рапторы нам действительно понадобятся.
Она чувствовала мастера эволюции - не рядом, но он был на этой планете, как всегда больше всего ратуя именно за то, чтобы разнообразить и улучшить Рой. Разумеется, если дать ему всю необходимую информацию, он справится быстро.
- Я передам необходимую информацию Изше. Она даст Абатуру всё, что нужно для усиления войск. Ты должна быть готова уничтожить башню связи как только у нас появится возможность для этого. Основную группу возглавят матери, это будет неплохим отвлекающим манёвром для нас. Учитывая их численность, база долго не простоит. Будем надеяться, что в самый разгар сражения Армада не прибудет сюда в полном составе.
Как и обещала, Королева снова использует свои псионные возможности и приобретённые силы высшего разума, чтобы передать послание Изше - у той не возникнет проблем с передачей информации Абатуру напрямую. Отношения с существом, который так или иначе сделал из неё ту, кем она являлась, у Сары Керриган были сложными. И необходимость приказывать мастеру эволюции она каждый раз объясняла ценностью его вклада в общее дело. Но при этом не могла быть и его Королевой.
- Ты можешь распоряжаться основной группой, как посчитаешь нужным, - напоследок произносит Керриган, обращаясь к Диве, - Я доверяю тебе. И пойду налегке, как мы и договорились.
Керриган уводит отряд зерглингов за собой - пора начинать наступление. Эти малыши рвутся в бой, но королева держит их при себе усилием воли - протоссы легко справятся с ними, будучи разве что несколько дезориентированными. Для этого ей и нужен отряд - отвлечь внимание и напасть самой. За зерглингами тянется и вереница личинок, вольготно двигающаяся по оставленной слизи - низшая форма понадобится на случай непредвиденных обстоятельств.
Она покинула точку сбора - на то, чтобы достигнуть позиции, у королевы ушло какое-то время. Она ждала условного сигнала от кого угодно, и в какой-то момент почувствовала, что основные силы начали своё наступление. Зерглинги перестали сдерживаться и понеслись вперёд, на патрульных неподалёку от места засады. Верные псы прекрасно справились со своей работой, заняв протоссов делом. Те справились с частью отряда, заготовленного Керриган, но когда она явила им себя, подло напав сзади, и проткнув одного из патрульных мощным крылом, процесс мутации личинок, которые должны были стать новыми зерглингами, уже подходил к концу.
Отшвырнув тело в сторону, Керриган нанесла размашистый удар крылом по второму протоссу - рукой не доставала, и тот уже собирался атаковать. Упав на землю, он стал лёгкой добычей для зерглингов. Собираясь добить вторую цель, она вдруг ощутила мощный псионный всплеск и тут же оказалась отброшена назад. Сара опёрлась было крылом о землю, но его пронзил луч энергии, причиняя адскую боль и она снова упала.
Впрочем, ненадолго - враг позволил ей подняться и встретиться с ним взглядом. Высший тамплиер, невесть как оказавшийся здесь. Он был ранен, но, видимо, использовал все свои силы, чтобы дать отпор врагам. На лице Керриган заиграла усмешка - она поняла, что он не сможет долго сопротивляться. Её душа жаждала крови, а тело изнывало от возможности вцепиться в очередную жертву и разорвать её голыми руками. Даже больное крыло не могло сломить её настроя. Тамплиер снова атаковал, но Керриган легко уворачивалась от атак и продолжала сокращать дистанцию. Её собственные псионические возможности сейчас уже позволяли легко справляться даже с более опытным воином, чем этот, который, к тому же, был ранен - об этом говорили его движения и мощь его атак. Королева Клинков настигла его возле входа на базу. Мощное крыло совершило резкий удар, пронзая жертву и пригвождая её к стене базы.
- Ещё один рассыпался в прах, - промурлыкала она, наблюдая за агонией протосса некоторое время. Ярко-синяя кровь гротескным узором расцветала на стене базы, тонкая аквамариновая струйка бежала по крылу, которое Керриган выдернула из тела и теперь повела им несколько раз, отряхивая.
Новый отряд зерглингов устремился внутрь, в открытые королевой двери. Нужно было быстрее сломить основной рубеж, чтобы потом помочь с башней связи, надеясь на то, что протоссы не успеют ей воспользоваться. На пути боевых псов возникли ещё несколько воинов, но на этот раз уже не таких сильных. Зерглинги отвлекли их внимание, а королева воспользовалась своими острыми когтями и крыльями, чтобы убить. И поспешила даже по коридору - через комнату управления можно было разблокировать все входы - так войско быстрее заполонит помещения и уничтожит всех, кто остался. Кроме того, оставался шанс, что основная база как-то связана с башней связи - быть может, в плане питания. Зерги могли очень быстро вывести из строя генераторы - недостатка в гиблингах никогда не было. Зачистив ещё одно помещение, Керриган оказалась перед дверьми, ведущими в главное помещение. Но теперь с ней была значительная часть войска, что успела проникнуть внутрь и без снятия блокировки со всех дверей.
[AVA]http://puu.sh/zbmWe/c9ac9bc675.jpg[/AVA][NIC]Kerrigan[/NIC][STA]Swarm is the instrument of my will[/STA]

Отредактировано Moira O'Deorain (2018-02-05 21:06:27)

+1

7

[indent] Моя Королева. Я повторяю это про себя раз пятнадцать-двадцать-сотню, и повторяла бы еще, с колотящимся в горле сердцем, пока Сара уводит войска вниз по склону. Я почти ничего не вижу – перед глазами словно пелена слепого, безграничного восхищения перед Керриган, и только когда камни посыпались под ногой – я сделала шага три вслед за Королевой Клинков – я беру себя в руки. Это еще что такое? Кто бы там ни был, как бы ни играла там сейчас Мойра с моим сознанием, я здесь хозяйка. И Сара – всего лишь такая же иллюзия, как и все происходящее кругом.

Я не могу назвать это вспышкой гнева, скорее – я удивлена, что все, над чем я работала, как строила эту систему, вот так просто можно изменить одним лишь присутствием кого-то, к кому я испытываю огромное уважение. Неужели я настолько внушаемая?.. Интересно, с такой точки зрения я хороший солдат, или не очень? – усмехаюсь, привычным жестом откидывая «волосы» назад. Руки не встречают сопротивления, только бессмысленно проводят по воздуху. Чертов гребень, все время забываю, как я здесь выгляжу… Пусть этот образ и продуман до мелочей, пусть он создавался годами, еще в самом начале моего увлечения «СтарКрафтом», но иногда я слишком теряю связь с этой вымышленной реальностью. Особенно тогда, когда начинаю сомневаться в ее существовании. Это вредит эксперименту, тетушка будет страшно недовольна.

Восстанавливаю дыхание, нетерпеливо постукивая себя по бедру – это единственный жест, который копируется «в реальности», и после этого обычно все приходит в норму. Не представляю, что со мной делают, возможно, заставляют чуть глубже погрузиться в подсознание, но обычно всякие посторонние мысли после этого перестают беспокоить. А еще таким нехитрым образом я даю понять, что не готова прерывать сеанс, даже если время кончается – трудоголизм это что-то в чисто Корейских привычках.

И вот, теперь: Сара мне доверяет. Она сказала это сама, и гордость за себя переполняет меня настолько, что ни о какой связи с реальностью больше не идет речи. Чувство эйфории возвращается, заполняя меня с головой, и я тону в ощущении, что все пройдет идеально. Уж я постараюсь, чтобы Керриган не пришлось разбираться с башней. Кто знает, что у них там на самом деле с охраной, и кто вообще может находиться рядом с этим устройством, помимо сильных псиоников. Вообще, меня больше волнуют именно они: засечь Сару с ее невероятными способностями для них – раз плюнуть. Протоссы не из тех ребят, что станут медлить, и в моих интересах добраться до башни и всех, кто встанет на ее защиту, прежде, чем инопланетные выродки успеют опомниться.

Мне нравится быть частью Роя. Зергам не нужна мотивация, не нужны пламенные речи. Их не придется вдохновлять своим примером и зажигать сердца и разумы, объясняя, зачем необходимо что-то сделать. Так сказала Королева Клинков. И все: этого достаточно для того, чтобы отправиться на другую планету, чтобы уничтожать врагов, чтобы ненавидеть тех, кто сопротивляется естественному течению всего – эволюции. Я сама эволюционирую вместе с ними. Не физически – моя истинная оболочка слишком слаба – но в душе, в сознании, каждый раз что-то неуловимо изменяется, стоит мне закончить с симуляцией. Я становлюсь лучше. Лучшим солдатом для «Когтя» и его целей. И вместе с ними я однажды достигну своего совершенства.

Пора, - взмахиваю рукой, отдавая команду остаткам, если можно так саркастично обозначить массу основных сил, армии, и, разбежавшись, легко вспрыгиваю на спину ультралиска, огромного и мощного – под моими руками бугрятся защитные пластины, а под ними – пламя, сила, жизнь. Это чистый восторг – ощущать каждого из Роя, как единый организм, сосредоточенный под подушечками пальцев. Черт бы с ней, это истинная река Жизни, - оборачиваюсь, наблюдая, как юниты спешат, огибая скалы. Головы, щупальца, наросты, хитиновые гребни и костяные отростки – все это сливается в темную массу сложной структуры, и она плывет, заполняя собой перевал; оставляя после себя километры покрытой слизью пустыни. Апокалипсический шедевр, и я венец этого разгрома.

Наблюдателей, хаотично выставленных по периметру, сметает просто разом – уверена, эта мелкотня все равно успела подать тревожный сигнал, но, по крайней мере, мы лишили протоссов обзора. Впрочем, бежать им все равно некуда: позади скала (ну кто так строит стратегически важные объекты!), а с других сторон, куда ни глянь, наступает плотным полукругом море Зергов. Его разрушительные волны бьются о стены лаборатории, буквально прогрызая себе путь.

Хватаюсь за рога ультралиска, разворачивая его огромную голову в сторону главное цели - башни, призываю за собой муталисков. Окруженный их стрекочущим роем гигант выглядит настолько устрашающе, что я сама невольно вздрагиваю. Я, с горящими глазами, со взведенной в воздух рукой, из которой уже готовы вырваться пули-иглы. Не менее смертоносная и яростная, чем моя Королева.

Признаться, мне наплевать, что будет происходить в лаборатории. Даже если я бы отправилась туда – Зерги бы все равно размолотили там все, что чего дотянутся конечности, не со злости, просто уж слишком крупные у меня подчиненные: в тесных помещениях протоссов, выстроенных из стекла и пси-щитов им не развернуться. Так что к черту науку. Керриган – не Мойра, не станет упрекать, что не отношусь к вражеским разработкам как к возможности что-то подсмотреть, исследовать, украсть и усовершенствовать. Цель и задача совсем иные, и… Надеюсь, О’Доран не изучает каждую мою мысль.

Ультралиск перепрыгивает через тоннель-связку, змеящийся внутрь скалы, сообщающийся, я уверена, к основной базой. Не ожидая от такой туши прыти, я не успеваю ухватиться хоть за что-то, и скатываюсь на гладкий, похожий на резиновую трубку, переход. Чертыхаюсь, но быстро возвращаю контроль над ситуацией: впереди, выстраиваясь для защиты башни, стеной встают Колоссы, прикрываемые целым отрядом Бессмертных. Что ж… Посмотрим, как вы не разбежитесь от атаки с воздуха: муталиски устроят вам весельное представление.

Продвигаться по туннелю нет смысла – такой он гладкий, и зацепиться не за что, потому я сползаю по нему вниз. Мгновение на подготовку и вперед – налитые силой мышцы ног распрямляются, как пружины, и длинными скачками я преодолеваю поле боя, едва обращая внимания на разгорающееся за моей спиной нешуточное сражение. Одна из Матерей выбирается из огромной трещины в корпусе лабораторного строения и спешит на помощь ультралиску – тот едва ранен, но лучше не допускать и этого.

К башне мне удается подобраться сзади – неразумные создания оставили зачем-то одного Оракула оборонять важнейшую часть здания, ту, где находится блок питания. Или они серьезно думали, что я буду возиться с полным разрушением башенки? Усмехаюсь, увернувшись от первого плазматического выстрела, всего лишь наклонив корпус вправо. Тоже мне, стрелок с Дикого Запада. Не спешу тратить на него шипы – перезарядка в моем случае дело довольно болезненное, и только играю с Оракулом, вытанцовывая дорогу до башни.

- Зараза! – едва успеваю уклониться от неожиданного луча, запущенного под каким-то совершенно диким углом. Падаю на землю, перекатываясь, и не могу выстрелить. Ну, конечно, стазис. Я слишком самоуверенна была, думая, что этот чертяка не подготовится к атаке с фланга. Стоит присмотреться (а времени у меня теперь с запасом, пока не пройдет заморозка от ловушки), и я уже насчитала как минимум три такие стазисные бомбы. Что ж, будем играть по твоим правилам, дружок. И стрелять в тебя не придется, раз ты такой «умный».

Тихонько рычу на дроид, который терпеливо теперь будет выжидать момент, когда с меня спадет неуязвимость. Он поворачивается в след за каждым моим движением, стараясь предугадать мои действия. Не шевелится, издеваясь, и это мне на руку. Пячусь до тех пор, пока спиной не упираюсь в скалу – теперь достаточно далеко от «минного поля», и, главное, шире пространство для маневра. Прикрываю глаза, набрав побольше воздуха в грудь, и прыгаю, прямо на отвесную скалу, отталкиваясь от нее ногами. Скачок-скачок, главное, не терять равновесие, и вот, я как тот ассассин из старющей игрушки, демонстрирую Оракулу чудеса паркура, пробегая по стене необходимые мне пяток метров. А теперь можно и упасть – прямо на дроида, роняя его и себя точно в очередную ловушку. Прекрасно. Мы теперь оба неуязвимы и не можем атаковать друг друга.

Делаю бедняге ручкой и, несмотря на то, что Оракул неловко поднимается, намереваясь преградить мне путь, быстро добегаю до блока питания башни – запустить когти в ее «внутренности» и с наслаждением дернуть на себя клубок проводов. Золотистое свечение, исходящее от постройки, медленно гаснет, и яркий луч света, бьющий в небо, рассеивается в пыль, похожую на блестки конфетти, рассыпанного над нами каким-то шутником.

Успела, - мой вздох не то облегченный, не то обреченный. Теперь нужно глянуть, не все ли разнесла моя армия, и попробовать пройти через скалу – помогать Керриган. Такой простой маршрут я задала себе, не подозревая, что сюрпризы от протоссов на этом не закончатся.

Ученые успели забаррикадировать проход в тоннель, да такими плотными пси-щитами, о которые жгутся Зерги, что так просто к ним не подобраться. Группка мужских особей и одна женская, совсем без брони, в простых одеждах протоссов. Смотрят на меня, уже не напуганные, но с каким-то обреченным упрямством. Прикладываю руку к щиту, обжигая пальцы и скалюсь на них. Ну что за ненужное геройство. Вам надо было бежать, вдруг, получилось бы.

- Моя Королева, - надеюсь, что Сара уже разобралась со всеми на базе, и я ее не очень взбешу, пытаясь докричаться через сигналы Улья. – У нас тут… гражданские.
[NIC]Talon D.Va[/NIC]
[STA]... and who have I become?[/STA]
[AVA]http://se.uploads.ru/8GXD6.png[/AVA]

+1

8

Сломать последний рубеж протоссов оказалось совсем непросто. Конечно, где-то там ещё ютилась их надежда на помощь извне, но здесь, в этой лаборатории, по которой вольготно прогуливалось немаленькое войско, главное помещение казалось неприступным, словно было защищено с другой стороны чем-то куда мощнее псионных щитов. Потратив несколько минут на то, чтобы разобраться с кажущейся примитивной защитой, Керриган оставила эти попытки войску, которое явно подошло к этому с большим энтузиазмом - гиблинги медленно, но уверенно пробивались вперёд, через, немыслимый, казалось, заслон – кислота разъедала даже прочные строения протоссов. Шаг за шагом, но брешь становилась всё больше, всё шире, чтобы зерглинги могли беспрепятственно проникать внутрь. Королева слышала, что они встречают сопротивление по другую сторону, но именно в этом и был её план - понемногу подтачивать оборону врага, заставлять их тратить больше сил на это. Способность Роя воспроизводить новых особей и эволюционировать была куда сильнее способности протоссов защищаться. Они знали, что уже проиграли, вопрос был в том, насколько быстро удастся сломить их защиту.
Новый отряд гиблингов, разрушающий дверь, наконец проломил её, позволяя войти войску. Рой замер, расценивая окружающую обстановку как максимально враждебную. Несколько высших тамплиеров здесь - в почти захваченной лаборатории - выглядели по меньшей мере фантастически. Сара замедлила шаг, прекрасно ощущая, с какой силой придётся столкнуться. Мимолётный взгляд назад - на своё войско - и Керриган уже направляет их на прекрасно обученных воинов протоссов. Ей хочется лишний раз проверить их, испытать, изнурить их силы, прежде чем бросаться в бой самой. В отличие от того тамплиера возле входа, эти нисколько не ранены. И, кажется, даже наоборот - копили силы, чтобы дать достойный бой. И, кажется, защищали ничто - в лаборатории кроме них больше никого не было. Если их задача и была в чём-то конкретном, то пока Сара не понимала, в чём именно. И она решила, что времени на то, чтобы сломить боевой дух этих воинов, у неё достаточно.
Небрежный взмах руки - и вот бросаются вперёд особи поменьше. Совсем примитивные представители Роя погибают почти мгновенно, не успевая даже понять, что случилось. Мощные псионные атаки разрывают их в клочья, но более крупные особи упрямо идут вперёд, кажется, не обращая внимания даже на крупные повреждения. Смертоносные иглы вырываются из-под мощных панцирей гидралисков, уже достаточно пострадавших, но всё так же шагающих вперёд, на непоколебимую фалангу протоссов. Они отвлекают на себя внимание, пока гиблинги медленно, но уверенно истощают запас щитов протоссов. Сара чувствует, как воздух дрожит от нестабильной, постоянно меняющейся энергии. Она не хуже самих протоссов понимает, что ещё немного - и запас их сил совсем истощится. Останется совсем немного - как раз для того, чтобы создать себе клинки из псионической энергии. Последнее дело для высшего тамплиера, который полагается только на кажущуюся бесконечной на первый взгляд энергию.
Она ухмыляется - едва заметно, проходя вглубь лаборатории, делая несколько шагов к отступающей фаланге. Их действия становятся понятны Саре слишком поздно - тамплиеры заманивают её вглубь, активируя заранее спрятанную здесь псионную бомбу. Жгучая боль пронзает всё её тело, и Керриган падает на пол, но Рой не даёт протоссам атаковать. Даже более того - особи поменьше окружают Королеву Клинков, защищая её от любого псионного луча, которым может выстрелить любой из тамплиеров. Атаки зергов становятся куда интенсивнее, в лаборатории появляются новые особи, которые без проблем проникают через образовавшуюся вместо входа дыру. Муталиски меняют вектор атаки - теперь тамплиеры, решившие устранить королеву, вынуждены обороняться и от атак сверху, пока что безрезультатно пытаясь выцепить летающих тварей лучами. Ответные атаки Роя не заставляют себя ждать - протоссы отступают ещё дальше, но теперь активируют бомбы хаотично, просто чтобы выиграть себе немного времени. Они всё так же вынуждены отбиваться от рабочих и зерглингов, пытаясь держать заряд псионных щитов в норме, но новые и новые гиблинги достаточно умны, чтобы атаковать, когда внимание протоссов отвлекают другие особи. Гидралиски и муталиски вполне могут оставаться на дистанции, атакуя именно тогда, когда тамплиеры заняты особями поменьше. Рой защищает Королеву, которой теперь нужно время, чтобы прийти в себя.
Керриган тяжело дышит, пытаясь прийти в себя. Руки, наконец, ощущают под собой пол, покрытый слизью - здесь совсем недавно прошли и надзиратели, обеспечивая остальному войску комфортный проход. Сара стоит на коленях, собираясь с силами и ругая себя за слишком серьёзную ошибку, которая могла надолго вывести её из строя. Впрочем, те псионные колебания, созданные ей, никак не блокируются протоссами, и вместе с новым отрядом, который появляется внутри, Сара ощущает чьё-то незримое присутствие. Она опирается крыльями о землю, наконец поднимаясь на ноги. Импровизированный и живой во всех смыслах щит отступает, дополняя силы Роя, атакующие тамплиеров, а Керриган видит над собой симбионт. Тот позволяет мастеру эволюции заживлять повреждения и видеть, в каком состоянии находится атака. Для Сары непривычно видеть Абатура где-то поблизости, хоть здесь находится не он сам, а его око, но которое тоже обладает рядом полезных функций.
Ей становится лучше. Заживают совсем мелкие повреждения, крупные раны на её панцире затягиваются, око обволакивает всё естество Керриган защитным куполом, природу которого Королева Клинков не может понять и по сей день. Воистину, Абатур кажется ей единственной особью, аналогов которой в Рое просто нет. Она ощущает его незримое присутствие и поддержку. Не такую, впрочем, чтобы вдруг почувствовать себя слабой и беззащитной и хоть в чём-то не-Королевой. Она бросается вперёд почти бездумно, но вместе с тем и неожиданно, удивляя тамплиеров, изрядно измотанных интенсивными атаками зергов. Зная о том, что кто-то будет заботиться о твоей защите, можно отдать себя прекрасным ощущениям. Например, такому, когда противник боится и может лишь сдерживать твоё продвижение, будучи не в силах причинить какой-то вред. И Керриган наступает, применяя все доступные ей средства. Зерглинги и гиблинги всё так же атакуют фалангу с земли. Гидралиски держатся на расстоянии, стреляя острыми как бритва шипами, а муталиски и вовсе отгоняют фалангу в другой конец зала. Тамплиерам некуда бежать, и теперь они загоняют себя в ловушку, уже не надеясь на то, чтобы снова применить неприятные сюрпризы, вроде псионных бомб.
Чуть только их защита истончается настолько, что можно схватить их, Керриган бросается вперёд, пронзая одного из тамплиеров крыльями и нарушая строй фаланги. Протоссы вынуждены сомкнуть строй, в то время как Керриган, окружённая псионным штормом, держит тамплиера над собой и, наконец, швыряет его в толпу Роя - они заслужили подобное лакомство.
Теперь Сара откровенно наслаждается моментом - она знает, что победила. Выверенные удары позволяют ей сломать защиту быстрее, чем выдёргивать из фаланги протоссов по одному. Псионный шторм истощает их силы, а присутствие симбионта Абатура делает Керриган сильнее и позволяет ей забыть о собственной защите. Рой, наконец, поглощает ослабленных тамплиеров полностью, и Королева позволяет себе расслабиться. Ненадолго, впрочем - прислушивается к собственным ощущениям, понимая, что Око пропало - мастер эволюции выполнил свою работу и теперь направился туда, где он нужен больше.
Псионная энергия, наконец, угасает. Успокаивается, уходя куда-то внутрь и давая время на передышку. Керриган слышит послание Ханы, вместе с тем понимая, почему протоссы не покинули это место раньше - они стремились защитить гражданских, дав им немного времени, но, вероятно, не ожидали атаки по обоим фронтам. Рой по-прежнему находится в боевой готовности, однако Сара не спешит командовать, обследуя лабораторию. Из неё в башню ведёт ещё один тоннель, хорошо замаскированный протоссами, однако не так защищённый, как вход в саму лабораторию. При помощи войска Сара слишком быстро справляется с примитивной защитой. Оставленный псионный щит, который жжёт зергов, вызывает проблемы лишь поначалу. В лаборатории осталось несколько так и не активированных тамплиерами бомб, и одну из них Керриган использует для того, чтобы сломать защиту. Зерглинги устремляются вперёд Королевы, разведывая местность. Следом ползут рабочие - основная сила Улья, которую многие недооценивают. За ними движутся надзирателя, помогая с передвижением более крупным единицам. Тут не так просторно, поэтому основная часть войска, уже полностью контролирующая базу протоссов, остаётся в лаборатории.
Керриган не отвечает на сообщение Ханы, предчувствуя подвох в плане протоссов - всё-таки, при всей своей силе, она оценила этот план с псионными бомбами. Если бы не Абатур и войско, принявшее на себя основной удар, у Королевы могли быть серьёзные проблемы. Высшие тамплиеры были неприятными противниками в бою один на один, а здесь их было минимум полдюжины. Похоже, протоссы были настроены всерьёз, говоря о контроле этой планеты... и у них снова ничего не вышло.
У Сары уходит какое-то время, чтобы снова объединиться с Дивой. Королева выглядит немного потрёпанной, но Абатур постарался по максимуму устранить серьёзные повреждения, прежде чем перенести своё Око в другое место.
- Я рада, что всё прошло по плану, - наконец, произносит Керриган, - Ты молодец.
Возможно, гражданские оказались бы неплохим подспорьем для ведения деловых переговоров, но пока что никто из протоссов не обратился к Королеве с таким предложением. Она понимает, что единственным верным решением в данной ситуации будет передать гражданских Абатуру, о чём Сара сообщает ему. Но владыке эволюции не так важно, будут гражданские живыми или мёртвыми - генетический материал он изучит в любом случае. Последнюю оставшуюся псионную бомбу Керриган использует, чтобы уничтожить защиту псионного щита, но не сразу, сперва наблюдая за гражданскими, чуть ли не наслаждаясь их страхом.
- Похоже, они были очень ценны, раз их настолько хорошо защищали. Учёные, без которых протоссам будет сложно настолько же прочно обосноваться где-то ещё. И мы здесь, чтобы сломать эти игрушки.
Чуть только защита поля спадает, Керриган останавливает рвение Роя броситься вперёд и растерзать не оказывающих сопротивления протоссов. Зерглинги застывают, готовые по первому же слову Королевы броситься вперёд. Но у неё есть план получше. Она мягко, но настойчиво обвивает крылом плечи Ханы, подводя её ближе, рука Керриган касается руки её верной помощницы.
- Убей их, - произносит Сара. Это не просто слепое доказательство веры в свою Королеву -Сара и без того ярко ощущает эмоции Дивы, просто та заслужила что-то подобное. Та готова к таким казням. Должна быть готова, если хочет и дальше командовать. Отсутствие колебаний в таких решениях будет очень важным качеством.
- Убей их для меня, - настойчиво повторяет Керриган. Её рука скользит по руке Ханы, направляя её так, чтобы было удобно выстрелить шипами в первую цель - мужчину-учёного, что закрывает собой женскую особь. Сара знает, что слишком сильно влияет сейчас на свою подчинённую, но хочет быть уверена, что та не дрогнет - ни разумом, ни телом. Сейчас Керриган может почувствовать любое колебание. И поддержать Хану, если та будет сомневаться.
[AVA]http://puu.sh/zbmWe/c9ac9bc675.jpg[/AVA][NIC]Kerrigan[/NIC][STA]Swarm is the instrument of my will[/STA]

Свернутый текст

Если что-то напутала, пинайся обязательно.

Отредактировано Moira O'Deorain (2018-02-28 12:43:23)

+1

9

[indent] Один из муталисков едва слышно шипит, затрепыхав крыльями быстрее обычного, подлетая ко мне так быстро, как только может: взрыв псионной бомбы, разрушающей щит, что отделяет нас от протосских ученых и, теперь уже, Сары, не так уж опасен. Чем-то напоминает взрыв моей МЕКи, разве что уменьшенный раз в десять. Я раздраженно отмахиваюсь от муталиска, хоть и оценила его попытку защитить мои глаза от яркой вспышки. Странно, как все же отличается Коготь и его методы по сравнению с той же самой корейской армией. Там, откуда я родом, всем бы хватило моих способностей с головой. Летай высоко, стреляй метко. Взрывай по команде. Ты самая сильная, самая ловкая и смелая. Интересно, как скоро моя натура прорвалась бы через эту ореховую скорлупу заботы и всеобщего обожания? Мне бы не светило ничего, кроме розового робота… ну что, что еще мне могут предложить эти люди?

С удивлением отмечаю, что «люди» в моей голове произносится голосом, полным презрения и некой брезгливости. Даже не знаю, стоит ли волноваться по этому поводу, и как отразится это на моем восприятии после транса, но… Сейчас мне нравится осознание собственного превосходства. В конце-концов, я даже здесь, в совершенной иной организации – избранная. Мной занимается такой генетик, какой Корее и не снился. И ее методы… да кто вообще мог представить, что со мной будут работать настолько тонко понимая мои потребности и возможности? Где еще меня бы развили до существа куда более совершенного, чем я есть. Пускай это пока ничто иное, как мое воображение, но я ведь знаю в чем истинная задумка этого эксперимента. Однажды и в реальности я стану куда лучше, чем есть сейчас.

У меня даже ладони свело от предвкушения. Скорей бы уже ощутить все последствия этих тренировок в полной мере! – но сегодняшний сеанс затягивается. Мое чувство времени пропадает совершенно, когда я погружаюсь в игру. Но сегодня что-то явно идет не так – О’Доран не подает мне сигналов «извне», не выставляет раздражающие цифры предупреждения о том, что скоро все закончится. И мне от чего-то становится жутко. Я впервые почувствовала себя не в безопасности – ведь все мои жизненные процессы сейчас под наблюдением кого-то совершенно постороннего. И я никак не смогу даже проснуться самостоятельно, пока мне не введут препарат.

Нервно улыбаюсь Саре, отгоняя непрошенные страшные мысли прочь – сейчас мы завершим миссию и все станет в порядке. К тому же, Керриган явно довольна тем, как все проходит. Да, не без потерь, и ей самой потребуется немного времени на полное восстановление (прикусываю губу, чтобы не зарычать от досады – что из меня за помощница, раз не смогла прикрыть и взять удар на себя? Обещала ведь не покидать ее в бою), но все-таки захват этой базы можно записывать в столбик успешных операций. И в этом есть и моя заслуга – Королева так мягко обнимает, что мурашки бегут по спине и оседают на плечах, в тех местах, где кожа соприкасается с костяными наростами на крыльях Сары.

Мы впервые так близко, и сердце только под горлом колотится, заставляя забыть обо всем разом, и думаю я только о том, что никому и никогда еще не везло настолько сильно. Кто еще сможет ощутить, как пальцы Керриган скользят по твоей руке, направляя ее для выстрела? Только я. И я это заслужила. Бонусный, блин, ролик. Ачивка открыта. Я не знаю, что еще сказать и подумать, кроме как сосредоточенно хмуриться, не давая лицу расползтись в блаженной улыбке.

Проблема только в том, что я начинаю чувствовать неладное. Сара так легко управляет мной, что впору подумать о Рое и моей к нему принадлежности. Ее слова, настойчивые, тихие, вклиниваются в сознание, заменяя мои собственные мысли ее приказами. Мгновение назад я совсем не хотела убивать этих протоссов, а теперь сочла бы за высшее удовольствие растерзать этих существ. Убить их так, чтобы Королеве понравилось. А ей понравится, если я не буду колебаться и секунды.

Мойра! Заканчиваем. Симуляция уже слишком со мной соприкасается, это не серьезно.
Тишина. Ну, конечно, пока мои мысли облекутся в понятный для наблюдателей формат, пройдет какое-то время. Интересно, как на их мониторах отразится замешательство и паника? Как скоро они поймут, что мне пора выбираться?.. Что, если ирландка посчитает правильным не выпускать меня отсюда, пока я не выполню приказ Керриган? Откуда, черт возьми, вообще взялась симуляция, способная руководить мной до такой степени, что все, что мне казалось правильным и разумным, теперь кажется ненужной мишурой?

Наверное, Сара чувствует, как меня прошибает нервной дрожью, и ее пальцы на моем запястье сжимаются сильнее. Спокойно, Хана. Просто не дай ей усомниться в тебе. Не дай ей ощутить твой страх, твою жалость. Заставь ее поверить в то, что она не найдет союзника преданнее и лучше, чем ты.

Я дергаю рукой, всего лишь на пару миллиметров вправо, и шипы летят точно в лоб женской особи. Плотная, жесткая кожа, похожая на слоновью шкуру, не позволяет убить свою носительницу моментально, и протосска падает на землю, скрючившись в ужасающей агонии. По спине пробегает холодок. Это выглядит жутко, отвратительно, я буквально всеми нервами ощущаю боль этого существа. И это… прекрасно.

Мужчина, защищавший умирающую, кидается на меня почти моментально. Его ошибка, что он не прыгнул на меня, пока я выравнивала дыхание после выстрела. И теперь, пока он еще даже замахнуться не успел, я сшибаю его с ног, толкнув плечом. Наступаю когтистой сильной нагой ему на грудь, прижимая к полу и хищно скалюсь на оставшихся протоссов. Всего двое, и не такие боевые. Или просто смирились с участью – гордо вскидывают подбородки, космически-синими глазами прожигая меня насквозь. Подавитесь своей ненавистью. Это вам не поможет – Королева жаждет крови.

Не меняя позы, переставляю ногу чуть выше – на голову протоссу – его руки больно впиваются в мою щиколотку, стараясь сдвинуть меня хоть немного, но слишком поздно – длинный задний коготь уже слишком глубоко проникает в его череп, и сопротивление теперь похоже на какие-то бессмысленные дергания, как у эпилептика. Не сдерживаюсь, и с силой топаю ногой, череп под пяткой хрустит, как арбуз.

Один из оставшихся едва уловимым движением, так быстро, что не успеваю сообразить, выхватывает нож, и втыкает его в шею тому, что помоложе. Играешь в благородство? Он не отбрасывает товарища, что в паническом страхе перед смертью вцепляется в одежду протосса, только смотрит на меня, не мигая, пока его друг умирает у него на руках. Как же меня бесит, когда они ведут себя так, словно совершают что-то героическое! И этот пустой взгляд, в котором ничего, кроме смирения. Овцы. За вас так сражались, вас охраняли, будто вы – самое ценное сокровище. А вы только свою смерть способны подать, как самое доблестное событие в никчемной жизни.

Шипы на руке восстанавливаются ровно в тот момент, когда этот протосский придурок решает вспороть горло и себе. Сильным ударом выбиваю псионический клинок у него из руки, и с едва скрываемым торжеством ломаю эту конечность, посмевшую обломать все веселье в самый неподходящий момент. От боли иноземец падает на колени, баюкая поврежденное запястье, и я, зарычав брезгливо, выпускаю отросшие шипы ему прямо в глаз. С одной руки – в один. С другой – во второй, хоть в этом нет уже никакого смысла. Какие же слабые…

По руке, капая с ладони, течет синяя тягучая кровь. Дергаю пальцами, приходя в себя, возвращаясь в реальность, с силой выдергивая себя из переосмысления кровавого спектакля, который я тут устроила. Мне страшно смотреть на Сару. Страшно и странно – будто прямой взгляд это то, чем она подчиняет меня себе. А еще во мне как-то очень пусто, и не потому, что без этих жертв можно было обойтись, а потому, что я чувствую, что больше не принадлежу сама себе в той же мере, как несколько часов назад.

- Моя Королева, - опускаюсь на одно колено перед Керриган, протягивая ей окровавленной руку в надежде, что она коснется моих пальцев в знак одобрения.
[NIC]Talon D.Va[/NIC]
[STA]... and who have I become?[/STA]
[AVA]http://se.uploads.ru/8GXD6.png[/AVA]

+1

10

Конечно, Рой не мог испытывать сомнения; другие не раз отмечали то, насколько безжалостным он может быть. Хоть Абатур и пробовал наделить сознанием всех, кто мог справиться с такой ношей, многим особям оно было попросту не нужно. Многие видели отсутствие колебаний и действовали точно так же. Но те, кто пошёл не по выверенной дороге, становились особыми представителями своего вида. Те, кто были обращены или созданы совершенно особым образом, имели своё мироощущение. Они могли колебаться. В своё время испытывала сомнения даже Керриган. И даже будучи совершенным творением мастера эволюции, она обладала собственным сознанием, свободным от чужих приказов. Но вместо того, чтобы дать понять другим то, что в свою очередь она поняла сама, Сара обычно не оставляла выбора. Либо ты выполняешь приказы и получаешь милость Королевы, либо отказываешься и становишься эссенцией - топливом для дальнейшего развития Роя.
Керриган молчала, делая паузу довольно странной. Убийцы столько не колеблются. Она понимала это, а вот протоссы, похоже, нет - для них это было скорее триумфов захватчиков над побеждёнными. Они уже не хватались за каждую секунду, которую могут провести в живых, но думали, как обеспечить себе более лёгкую смерть. Глаза всего Роя наблюдали за ними, готовые пресечь попытки быстро и безболезненно распрощаться с жизнью. Казалось, что одно их движение - и войска набросятся на них, не оставляя от тел ничего, кроме пригодной для пожирания энергии, двигающей Роем. И пристально наблюдающие за каждым движением гражданских войска (пусть и не слишком умных, но верных своему делу) не давали расслабиться. Протоссы жались друг к другу - никто из них не хотел быть первым, но они понимали, что все рубежи их защиты пали.
Сара ожидала другого. Любой приказ мог быть воспринят двояко. Это могло быть слепое следование главной цели, поставленной перед её лучшей ученицей, так и изобретательность, которая всегда ценилась и награждалась по достоинству. Несмотря на давление со стороны, Керриган была готова к сюрпризам. Она хотела, чтобы эта девушка чувствовала себя свободнее. И несмотря на методы ведения боя и приказа, у Сары не было повода подавить волю той, кем она гордилась.
Но всегда нужно было с чего-то начинать. И Хана не колебалась.
Керриган всё так же стояла немного позади, но теперь уже не было нужды в такой поддержке - она просто наблюдала, насколько изобретательной будет Хана.
И она была, насколько это позволяла ситуация. Конечно, можно было позволить сделать войску грязную работу. Гиблинги могли превратить гражданских в тягучее месиво непонятного цвета, но иногда нужно было делать работу самостоятельно. И низшие ступени эволюции этого бы не поняли. Они стремились быстрее поглотить всех и двигаться дальше. Устраивать показательные казни было... слишком по-человечески. Слишком напоминало о том, что находится по другую сторону этого мира; там, где ситуация ничем не отличается от противостояния зергов и протоссов. Там, где когда-то царил хрупкий мир, но из-за человеческих качеств всё вокруг начало гореть в огне. И там, как и здесь, стоило окончательно определиться с тем, на чьей ты стороне.
Готовая оценить старания Ханы, Сара всё-таки молчит. Та, вероятно, и сама знает, что не использует и половины своего потенциала. Не набрасывается хищно на гражданских, чтобы показать, насколько сильна. Не рвёт их на части, буквально купаясь в синей крови. Сара бы сделала именно это. Действия Ханы кажутся ей крайне сдержанными, но Керриган чувствует её напряжение, и только поэтому молчит. Она примеряет на себя эти новые ощущения и эмоции; старается с ними справиться. И очень хочет поступить правильно. В этой ситуации ей помогают те, на чью помощь обычно можно рассчитывать в последнюю очередь. И Королева с интересом наблюдает за этим развитием событий. Жест отчаяния со стороны гражданских, которые остались в живых, кажется ей интересным. Керриган бы, пожалуй, позволила им убить друг друга, поскольку смерть каждого из протоссов и так не была слишком мучительной - за свою жизнь Сара видела и более изощрённые методы убийства. Но протоссы, загнанные в угол считали иначе. И, тем не менее, они дают как раз то, чего Королева и ожидает - красочный финал. Начавшая с незамысловатого убийства, сейчас Хана по-настоящему поглощена тем, что делает. Её стремление и сосредоточение на деле позволяют ей забыть о том, что это было совершенно ненужно. Она не забывает об этом приказе, но понимает его необходимость. Как раз это и ожидала увидеть Керриган.
Наверняка сейчас Хана стремится загладить свою вину за промедление в серьёзной, пусть и совсем неожиданной ситуации, но Сара готова показать, что приказ был выполнен идеально. Здесь нет никого, кто мог бы осудить недостаточную жестокость, а та, что могла оценить эти действия, осталась вполне довольна.
Керриган касается протянутой руки Ханы; сначала совсем мимолётно, но затем хватает крепче, поднимая её на ноги. Заставляет подойти ближе, буквально толкая в свои объятья. Крылья на этот раз не накрывают их, но Сара осторожно касается щеки своей ученицы. И награждает её коротким поцелуем в лоб. Конечно, она чувствует это благоговейное обожание, какого не было больше ни у кого. И то, что Хана, возможно, хотела бы получить в качестве похвалы, сейчас не представляет большого труда для Керриган. Её ученица и правда хорошо справилась с заданием.
- Твои сомнения были вполне естественны. Не думай, что я буду осуждать тебя за них. Ты отлично справилась. Я буду ждать нашей следующей встречи.
***
Очередной сеанс заканчивается не совсем так, как обычно. Окружение нехотя скрывает туман, и если поначалу в нём пропадают только очертания места, где находились учёные протоссов, то потом исчезают и их тела. Пропадает многочисленное войско зергов и, наконец, исчезает сама Керриган. И сквозь туман можно увидеть уже привычную лабораторию... которая разительно изменилась с момента последнего визита Ханы сюда. Теперь стены, пол и даже некоторые приборы украшает знакомая слизь, словно и тут успели побывать зерги. Ужасный разгром никак не вяжется с той стерильной чистотой и аккуратностью, которая до этого транса царила в кабинете О'Доран. В глаза бросается и освещение - теперь здесь куда темнее, чем было. Приборы всё ещё функционируют, и это просто удивительно, учитывая то, что вокруг царит беспорядок. Силуэт Керриган посреди всего этого выглядит ненатуральным, будто подёрнутым дымкой и совершенно ненастоящим, учитывая то, что здесь как будто объединились воедино оба мира, которым было вполне комфортно существовать по отдельности до всего этого.
Но Сара, несмотря на всё это, осталась той же. Она поворачивается к Хане, обеспокоенно вглядывается в её лицо, порой посматривая и на приборы, которые покрыты опухолями.
- Наконец-то ты вернулась, - произносит Керриган, - У нас ещё много дел.
[AVA]http://puu.sh/zbmWe/c9ac9bc675.jpg[/AVA][NIC]Kerrigan[/NIC][STA]Swarm is the instrument of my will[/STA]

+1


Вы здесь » Overwatch: second convocation » ALTERNATIVE » I'm not crazy. My reality is just different than yours


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC