Добро пожаловать, дорогие друзья! Располагайтесь и чувствуйте себя, как дома, конечно, насколько это можно считать возможным относительно бронированных стен наблюдательного пункта. Без лишней скромности хочется сказать, что мы действительно долго трудились над разработкой и созданием этого форума, чтобы сделать его по-настоящему интересным для игроков вселенной Overwatch. [продолжение]

ГОСТЕВАЯУСТАВ ПРОЕКТАFAQСПИСОК РОЛЕЙ
ШАБЛОН АНКЕТЫСЮЖЕТ

Overwatch: second convocation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Overwatch: second convocation » COOPERATIVE QUEST » [01.01.2078] Protect the base!


[01.01.2078] Protect the base!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s7.uploads.ru/E5g07.gif

АГЕНТЫ

ВРЕМЯ и МЕСТО

Winston          Aleksandra Zaryanova          Bastion         

1 января 2078 года. Пост наблюдения: Гибралтар.

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ и СЮЖЕТ

сюжет квеста

Прошло семь лет с того момента, как была разрушена база Овервотч в Цюрихе. Много всего произошло за эти годы - слушание в ООН, принятие Акта Петраса, который признавал любую деятельность от имени организации Овервотч незаконной. Кто-то из бывших агентов был вынужден бежать, будучи в розыске, кто-то пытался найти свое место, отдаваясь другой работе, а кто-то путешествовал по миру, пытаясь восстановить справедливость своими силами, пусть уже не в таких глобальных масштабах. Но были и те, кто не мог так просто отпустить прошлое. Так появился Солдат: 76 - мститель, который пытался найти ответ на единственный вопрос, который волновал его больше всего - "кто виноват в том, что Овервотч распался". Кто был инициатором заговора, повлекшего за собой взрыв, казалось бы, смерть двух командиров, а также вереницу событий, что запустил этот скандал, подорвавший доверие к организации.
Так Солдат: 76 вышел на Максимильена - омника, члена совета террористической организации Коготь. У омника были свои мотивы, стремление к власти, идеи, которым он следовал. Временное сотрудничество с Солдатом: 76 пусть и оставило свой след, но не продлилось слишком долго.
Шло время, и эта, казалось бы, забытая информация, о которой кроме самих участников никто ничего не знал, стала известна еще одному человеку. Сомбра, случайно наткнувшись на эти данные, решает встретиться с Солдатом: 76, зная его личность, его цели, пытаясь надавить на того, предложив сделку - информация в обмен на молчание. Но Солдат: 76 отказался, он не мог так просто сдать своих бывших товарищей, за которых старый вояка все еще чувствовал ответственность.
Но когда не получилось сыскать выгоды в одном месте, Сомбра всегда найдет, как использовать этот провал в свою сторону. Жнец, давно догадавшись, что Сомбра провалила задание на КБ Вольской намеренно, не стал сдавать ее руководству, рассказав об оплошности только Кулаку смерти, но сам Жнец в какой-то момент устал терпеть выходки хакера. В ответ на гнев, Сомбра нашлась, чем отвести от себя гнев Жнеца - она рассказала тому, что Солдат: 76, он же Джек Моррисон (о чем Жнец знал из их встречи в Египте), сейчас пребывает на бывшей базе Овервотч на Гибралтаре, среди бывших агентов и, кажется, они пытаются возродить организацию. Предоставленные фотографии-доказательства окончательно убедили Жнеца в правдивости информации, и Коготь решает напасть на базу.
Сомбра взламывает Афину, держа под своим контролем все системы ИИ. Ничего не подозревающие агенты мирно спят в это ночное время, когда в одном из отсеков прогремел взрыв, а оперативники Когтя заполонили собой всю базу.

Когда прозвучал взрыв, Афина никак не отреагировала на проникновение на базу - ни сигналов тревоги, никаких предупреждений о том, что замечены посторонние. Вместо этого, на всех мониторах появился знак Сомбры, который давал понять, что система ИИ взломана. Уинстон решается как можно скорее добраться до главного компьютера, расположенного в наблюдательном пункте, чтобы вернуть Афину и восстановить систему.
Между тем, еще в прошлом году Торбьорн Линдхольм прислал друзьям интересный подарок - боевую машину Е54 типа "Бастион". Несмотря на то, что его программа, направленная на уничтожение людей, давно дала сбой, она все равно продолжала быть частью Е54. Из-за столь внезапного нападения, машина дала сбой и посчитала, что ей снова нужно уничтожать людей, не разбирая ни агентов Когтя, ни агентов Овервотч, Бастион готов был уничтожить каждого, если бы его вовремя не нашли Александра Зарянова, в прошлом так не любившая омников.
Ликвидировав последствия сбоя программы Бастиона, агенты решают помочь Уинстону добраться до главного наблюдательного пункта.

Миссия: добраться до главного компьютера и предотвратить взлом Афины.
!! Важно: события описаны не постфактум, они являются частью игры.

Отредактировано Pachimari (2017-12-11 13:12:47)

+2

2

Уинстон любил спать. Это было прекрасно, ведь сон всегда завершал собой рабочий день - а у Уинстона каждый такой день был плодотворным. Всегда приятно, глядя с довольной улыбкой на результаты своей работы, лечь на кровать и просто улетучиться в царство Морфея. Не так чтоб Уинстон помнил каждый свой сон, но он точно помнил, что в них обычно не фигурируют его страхи, кошмары...
В его снах обычно не фигурируют взрывы.
Встряска здания заставила Уинстона резко раскрыть глаза, сон из них ушел быстрее обычного. Большое гориллье сердце забилось интенсивней. Не совсем уверенный, показалось ему или нет, он оглядывался по сторонам. Он мог просто неудачно подвинуться или дернуться, но почему-то примат был абсолютно уверен, что ему ничего не померещилось. Даже не смотря на то, что Афина ничего не говорила.
- Афина?.. У нас все в порядке? - еще не столь сильным голосом зовет Уинстон ИИ, поглядывая в сторону ноутбука на столе. Устройство было повернуто экраном в сторону от Уинстона, так что он не видел старого-доброго логотипа. Примат наблюдал только странноватое фиолетовое свечение, падающее на стену комнаты. Афина ведь всегда будила его в случае чего, но сейчас она даже не реагировала на его вопрос. Уинстон нахмурился. В чем же дело?
Вот, ученый поднимается на руках и тянется пальцами к ноутбуку, поворачивая его к себе экраном.
- Афина, я ведь тебя спро... - начал было ученый, но увиденное им на экране шокировало так, что на пару секунд он потерял дар речи. Зловещая угловатая калавера смотрела на Уинстона и, казалось бы, почти что смеялась ему в лицо, как бы дразня его.
- Во имя науки... Афина! - воскликнул Уинстон, еще не до конца поверивший в происходящее, и принялся прожимать на клавиатуре привычные комбинации клавиш. Но ничего не работало. Совсем ничего.
- Нет-нет... Как?! - Уинстон пробовал и пробовал, и чем больше было неудачных попыток, тем больше раздражения накапливалось, тем больше злобы бурлило в крови. Он не мог побороть вирус, запущенный в систему базы, не мог это сделать отсюда. А затем осознание опасности неприятно пронзило мозг гориллы ледяной иглой. Взрыв, взлом системы... Ничего ему не показалось, это саботаж и атака на базу!
Уинстон уже почти закончил одеваться, когда его дверь без каких-либо помех и проблем открылась с другой стороны, открывая проход высоким людям, явно хорошо физически подготовленным и вооруженным с ног до головы. Черная броня и одежда, маски стилизированные под черепа.
Коготь.
- Это наш клиент, - послышалось из-под одной из масок с характерными помехами, красные визоры глаз недоброжелательно сверкнули, - Нейтрализовать его!
Под словом нейтрализовать они могли иметь все что угодно вплоть до "убить и разобрать на органы", но что бы это не значило, Уинстон не собирался сдаваться без боя. Как только террористы открыли огонь, примат заревел угрожающе, как настоящий дикий зверь, и рванул им навстречу неостановимой ударной силой. Некоторые были достаточно умны, чтобы хоть отпрыгнуть с дороги гориллы, но остальные продолжали беспорядочно и безрезультатно палить по крепкой геномодифицированной шкуре гориллы, пока Уинстон просто не повалил их на пол подобно кеглям. Троих он отправил в отключку без проблем, но еще двое по сторонам дали о себе знать выстрелами из подствольных установок с проводными шокерами. Оба устройства вцепились Уинстону шерсть, подвергая его дикой боли и заставляя сердце примата биться на таких же диких скоростях. Уинстон не собирался этого терпеть... Он ухватил провода одного шокера и потянул как можно сильнее, да так что подтянул оперативника с его оружием достаточно близко. Примат ухватил человека подобно тряпичной кукле и так же через боль бросил в его напарника. Оба мужчины повалились у стены от силы удара, уже не способные зажимать кнопки электрофикации. Уинстону значительно полегчало и он поправил очки.
- Значит, прошлого раза вам было не достаточно, - презрительно фыркнул ученый, избегая шутки в своем тоне, - Остальным наверняка нужна помощь... Но я помогу им лучше всего, если запущу систему обороны обратно. Нужно вернуть Афину в строй.
Уинстон хмыкнул, понимая, что он говорит сам с собой. И побежал в коридор, ведущий в сторону главного компьютерного центра.

Отредактировано Winston (2017-12-11 18:07:10)

+6

3

- Ты знаешь, почему все Бастионы подлежали уничтожению после Кризиса?
- Почему?
- Из-за их системы самообучения. Чудо то, что тогда, на войне, их посылали совсем "свежими", без боевого опыта, лишь заложенная программа, поэтому их было легко уничтожать. Но стоило им пережить два-три боя, то они набирались навыков и становились чертовски опасными. Завоюй они мир и отправься к звездам - Галактика была бы их.
- И? Что из этого следует?
- Из этого следует то, что в этом "Овервотче" полные отморозки, если они держат при себе Бастиона-ветерана, сынок. А мы - в полной жопе.

Бастион, который махал им ручкой, - наверное, не это ожидали агенты Когтя при налете на Гибралтарскую базу. Пятьдесят Четвертый проходил свой рутинный обход, когда заметил подлетающий к посадочной площадке около шаттла для межзвездных перелетов челнок с людьми, но предупреждения от Афины не получил, поэтому заключил, что это должны были быть союзники и вышел встретить. Возможно, им удалось бы воспользоваться наивностью омника и обойтись без насилия, но... наверное, хакер не предупредила их о Бастионе в стане противников, поэтому сработал страх перед ним и кто-то выстрелил.
И умудрился промазать, переполошив Ганимеда на его плече. Птица, чирикая в страхе, взметнулась вверх под градом пуль, попутно теряя перья. У Е ушло доли секунды, чтобы осознать ситуации, и...
"Боевые протоколы активированы."
Его обычно голубой глаз замерцал недобрым красным цветом.
Очередь из винтовки метко пробила голову стрелявшему, быстро переместившись на его товарищей, но подавляющий огонь заставил его отступить за колонну. Перезарядка, затем Бастион приседает и стреляет из-за своего укрытия по не успевшим рассредоточиться "когтям", которые отвлеклись на раненых - роковая ошибка. Один из них умудряется зайти сбоку справа, но тут же замечен и получает пулю.
"Осталось четыре цели из восьми. Регистрируется приближение десятка челноков."
БРАККА-БРАККА-БРАККА! - увы, перекатываться со своей массивной тушей он не мог, поэтому пришлось просто идти под градом пуль до следующего укрытия, в ускоренном темпе, умудрившись пристрелить ещё одного оппонента. Три. Тот, которого Е пристрелил четвертым, нес с собой дробовик и - аллилуйя - связку гранат, поэтому просчитывая свои следующие действия за доли секунд, он схватил последнее и, выдернув чеку одной из них, бросил в сторону отлетающего челнока.
БУМ!
Тройка выживших быстро стали тройкой обугленных скелетов, а задетый взрывом летающий аппарат потерял управление и медленно направился к водной глади. Ещё один бум!, который сопроводился большим столпом воды. Но расслабляться было рано - и, схватив дробовик левой рукой, Пятьдесят Четвертый поспешил к центру посадочной площадки.
"Переход в режим турели."
ТРАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТА!
Следующий челнок принял на себя свинцовый шквал, который изрешетил пилота и отправил аппарат вслед за первым на морское дно. Кто-то из экипажа умудрился выпрыгнуть из обреченной машины, но тут же были превращены в фарш прямо в полете.
"Зафиксирован урон."
"Когти" высадились не в одной точке, и другая группа умудрилась подтянуться к разворачивающейся резне. Бастион поспешил трансформироваться обратно в режим разведчика и, схватив оставленный дробовик, открыл огонь по нападавшим, одновременно с этим начав саморемонт. Забавно, что из-за изъяна он не мог стрелять из своей встроенной винтовки и ремонтироваться сразу, однако путем проб и ошибок Е обнаружил, что во время этого процесса он мог действовать левой рукой - вот для чего пригодился дробовик.
- В третью зону требуются подкрепления! Здесь Бастион! И эта тварь устроила натуральную бойню!
Смежные помещения, откуда можно было перейти на верхнюю площадку, были чертовски тесными - и теснота были не в пользу органиков вперемежку с редкими человекоподобными омниками, которых изначально построили не для боя, в отличии от бронированного Пятьдесят Четвертого. Они стреляли по нему, куда же без этого - но мешающиеся товарищи в зоне видимости и рикошет были не их союзниками. Бастион же был один и стрелял без опасений (хотя в боевом режиме он вряд ли опасался за "товарищей", будь бы они с ним), все время находя развлечения для своей левой руки - то проткнет ею насквозь кого-нибудь, то отберет оружие, то прикроется чьим-нибудь телом как щитом.
- Дууууууууу...
Он не ведал жалости.
- Группа семь, прием! Группа семь! - трофейная рация болталась на груди у Бастиона, давая ему данные о передвижении "когтей". - Группа семь?! OR-T1, ты ближе к ним, проверь их!
- Группа семь уничтожена. Замечен Бастион модели... - омник-подавитель модели OR, кажется, трофейный для "Когтя" со времен Мятежа на Кингс-Роу, тяжело вошел в помещение, тем самым совершая ошибку - и прежде чем успел развернуть щиты, словил пожарный топор в правую руку-пулемет. - Приступаю к...
ТРАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТАТА!
Слишком медленная реакция была бичом OR - и пока "Ти-Один" протягивала левую руку, чтобы вытащить топор, Е успел перейти в режим турели и отправить её в загробный мир.
Если такой был у омников. Пятьдесят Четвертый так и не успел поинтересоваться об этом у Дзеньятты.
- Т1! Т1?! Черт возьми, это всего лишь один Бастион! Т2 и Т3, займитесь им!
- Ту ву ду.
Бастион приглянулся топор, которым он ранее воспользовался, но, увы, его пулеметная очередь разнесла обух в щепки, поэтому пришлось довольствоваться куда полезными гранатами. Пустив по пуле в лежавшие трупы, дабы не было выживших, Е - Пятьдесят Четвертый отправился дальше - искать ещё врагов.

+5

4

Эта ночь была тихой и с лёгкой облачностью, прекрасная и подходящая для возвышенных размышлений. В России наконец-то снег закрыл собой всю грязь и неприглядность действительности, но очень жаль, что ей не довелось любоваться подступающей зимой лично. Заря была нужна своей стране в другом месте, пускай и была разочарована срывом личных планов, в которые входила попойка со своими или очередная вылазка в Сибирь. Задача, несмотря на недовольство и пренебрежение сержанта, оказалась до ужаса простой: забрать копию пакета данных у Уинстона, которые накопились с тех устройств, за которые его и кибер-ниндзя едва не прибили в своё время в тайге. Давнее время, славные баталии, но, в конечном счёте, эти игрушки собрали что-то важное, необходимое всему миру. В командовании, заинтересованным получением новых преимуществ над омниками, были рады наложить руки на любую полезную информацию. К ней приравнивалась и та, которая собралась у пытающегося возродиться "Овервотча", так что имевшая уже с ними дело сержант Александра Зарянова была переброшена прямо на Гибралтар, на тридцать первое декабря. Да. Прямо в Новый Год.
Но тут судьба дала ещё один знатный поджопник, когда выяснилось, что объём данных и впрямь слишком обширен - за пару часов их не перегнать, тем более на служебную флешку. А пересылать всё это по интернету не выйдет, хакеров в мире развелось слишком много. Да и опять же, размеры пакетов, даже одного самого маленького, были просто чудовищными. Так что Заря застряла на базе в самый приятный для российского человека день - предвещающий тяжёлое похмелье на следующий после него. Несмотря на отсутствие достойных собутыльников, а также возможности накрыть сугубо богатый стол в соответствии с древними традициями, Заряновой пришлось выкручиваться как попало, чтобы забить скуку до смерти. Потому эту ночь она проводила, сидя на диване в одной из уютных гостиных, вместе с гигантским баком оливье и парой-другой бутылок пива. Компанию ей, увы, никто не согласился составить, да она и не напрашивалась на общество великих агентов и спасителей мира.
Сидя в обнимку с баком, полным салата, и глядя на синеватый экран, откуда в честь праздника выступала Вольская, Александра как-то сама собой задремала за всем этим делом, даже и не заметив. Её боевой скафандр висел в одном из ящиков, а на ней самой была только майка-алкашка, короткие штаны и лёгкие шлёпанцы. Температура в комплексе поддерживалась достойной, потому сама возможность попросту отключиться после объёма выпитого была чудовищной - атмосфера была уютной, да и перелёт был не из приятных.
Потому, когда прогремел первый взрыв, в гостиной раздавался мощнейшей силы храп, перебивающий с лёгкостью помехи от не ловящего сигнал телевизора. Заря не проснулась и от мощной дрожи, последовавшей за взрывом, которая заставила всё здание содрогнуться. Лишь когда поднялись крики и прогремели новые взрывы, перемежающиеся с грохотом выстрелов, сержант соизволила выпасть из хмельного состояния. Раскрыв глаза, она уставилась прямо в дуло направленного ей в лицо пистолета, и, стоит отдать должное, среагировала мгновенно, почти не думая: оттолкнувшись ногами от пола, женщина вместе с диваном улетела назад, обрушившись на ступни стоявшего там другого нападавшего чудовищным весом. Раздался ласкающий ухо хруст костей. Ничего не соображающая, Заря всё равно была опасна, в основном из-за полного отсутствия инстинкта самосохранения и возможности трезво сдерживать свою силу. Под рукой попадались остатки оливье, черпак, всякие бутылки, одна из них словно сама собой прыгнула в ладонь. Вооружённая лишь початой ёмкостью водки, Александра Зарянова обрушилась самосвалом на незнакомых людей в особого рода форме боя - мозг соображал туго, остались только голые умения и кулаки.
Подобрав под себя ноги, резко вскинула их вперёд, ударив  одного из налетевших в живот - будь удар посильней, а Заря чуть точней, валяться б тебе парниша с раздолбанным нутром. А так местная стена с радостью помогла его голове обрести покой. Поднявшаяся с помощью этого манёвра Александра, весело хихикая от абсурдности ситуации и будучи отчасти в пьяном русском угаре, тут же взревела раненым зверем, когда второй нападавший, налетев на неё со спины, воткнул ей в бок армейский нож, не имея возможности дотянуться до шеи. Не использует пушку? С чего бы это?..Ударом ребра ладони Заря попросту сломала ему кадык, всадив через мгновение головой прямо в телевизор - в искрах света и магии кино противник выбыл из боя. Остался ещё третий, и вот тут ему немного не повезло. Сержант соизволила немного придти в себя, а потому не попёрлась тупым медведем прямо на паникующего оперативника, который открыл огонь по всей комнате не заботясь о своих, а пошла по кривой, используя немногие особенности интерьера для собственной защиты. В конечном счёте, ударом плеча снеся кадку с растением - банановая пальма, кажется - сержант смогла пробиться через вражеский обстрел и повалить засранца на пол, обменявшись с ним несколькими тяжёлыми ударами. Зажав в руках его голову с шлемом, несколько раз Саша приложила её о сверхсовременное покрытое половиц, пока не убедилась, что оперативник вырубился.
- Sukini deti,- тяжело прохрипела сержант, наконец-то ощутив, что у неё в боку торчит нечто неприятное. Издав приглушённый стон, полный боли, женщина вырвала нож из раны. Кровотечение вышло обильным, но, по крайней мере, не попало ни в какой из органов, иначе б она уже валялась, агонизируя. Разодрав на части и без того потрёпанную майку и прибавив часть покрывала с дивана, пострадавшего наравне со всей комнатой, Заря организовала себе примитивную перевязку. В идеале бы зашить, но иголки с ниткой не оказалось под рукой. Зато теперь у неё в коллекции нарисовался небольшой нож. Добраться бы до лазарета, не стоит полагаться на жалкий заменитель бинта - или просто найти где-нибудь аптечку. Кадуцей тоже бы подошёл.
Наклонившись над одним из нападавших, Заря удивлённо подняла брови. Никаких опознавательных знаков, разве что у всех шлемы стилем сделаны под череп...или нечто ему подобное. Быстро обобрав всю эту команду, а заодно связав между собой неудачников, сержант завладела одной из раций и парочкой винтовок. Повесив на себя трофеи, Заря подключилась к главному каналу связи, поставив только на приём. И, как оказалось, не зря. Обычная размеренная тишина эфира, изредка перемежающаяся чеканными условными фразами, отсутствовала. Крики, вопли, яростное требование приказов и активный обмен мнениями с помощью шифровки. Даже без знания кода, всё было кристально-ясным. Операция была на грани срыва, пускай ситуация пока была ещё в пользу нападавших. А значит, в этом здании были ещё враги. Странно, что охранная система ничего не сообщила - или она попросту этого не услышала?..в любом случае, Заря перебежками направилась по коридорам в ту сторону, где она оставила форму и "Мстителя". Следовало вооружиться чем-то посерьёзней, чем эти пулеметатели. Но, едва проникла в очередной коридор, вынуждена была остановиться - помещение было заполнено трупами, и расстреляли их с запредельной жестокостью. Даже с холодностью, так...аккуратно и подчёркнуто-равнодушно. Заря пристально вгляделась в несколько тел, нахмурившись и узнав характер некоторых ран. "Бастион". Размышление оказалось мучительным, но недолгим - если рядом бродит эта игрушка "Овервотча", следует пойти по её следу. Несмотря на всё уже пережитое, Зарянова не собиралась доверять омнику.
Ни одному. Во всяком случае...сразу.

+5

5

Путь к главному компьютеру, конечно же, преграждали оперативники "Когтя", много их. Узкие коридоры, в которых террористы успели окопаться сильно заранее, заметно играли им на руку. Они испытывали терпение Уинстона, устраивая ловушки, реагирующие на любую сигнатуру без идентификационного кода "Когтя". Хитрая технология, но Уинстон не зря был прозван гением, он легко преодолел их. Дорога к компьютерной из его комнаты не занимала много времени, все же примату было нужно ходить туда чаще прочих. Еще один коридор, поворот, здесь уже должен быть проход...
Уинстон резко затормозил на четырех лапах, округляя глаза в шоке от увиденного. Проход здесь должен быть чистым, даже без каких-либо дверей, но весь проем был забит подорванной недавно горной породой и обломками металлической обшивки стен. "Коготь" перекрыл проход в компьютерный центр, буквально использовав сам коридор как мертвую дверь. Нарастающее раздражение со злобой сказывалось на Уинстоне, он не сдержался и стукнул кулаком о пол.
- Плохо. Единственный обходной путь с другой стороны здания, - выдохнул обреченной ученый, начиная потихоньку принимать для себя тот факт, что ему еще придется побегать, а весь тот путь, что он преодолел до этого момента был просто лишней тратой времени. Проламывать сейчас в спешке этот завал было слишком рискованно, по другую его сторону уж слишком много ценной аппаратуры.
Звуки стука нескольких пар ботинок о ровный, еще недавно промытый пол заставили Уинстона отвлечься от невеселых мыслей. Оперативники снова настигли его, снова со своими игрушками наперевес. Один из агентов, чья маска, в отличии от других, была окрашена в фиолетовый цвет, выступил на шаг вперед. Видимо, лидер их группы.
- Ложись на пол, макака. С этого момента ты наш пленник, тебе некуда бежать, - сказал мужчина, наводя прицел точно на широкую грудь примата, от чего недовольство на лице Уинстона выразилось еще больше.
- Вы, похоже, не поняли... - начал Уинстон медленно, снимая попутно свои очки, - Мне не нужно от вас убегать.
Несколько террористов переглянулись в недоумении, но знающие люди не растерялись и сделали пару шагов назад, уже предвидя худшее.
- Это вам нужно бежать от меня, - Уинстон поднял к бойцам "Когтя" свой взгляд, но он уже искрился желтоватыми дугами энергии.
Рев, который Уинстон издал, разлетелся на много помещений вперед устрашающим эхо. Примат и так был неимоверно велик для гориллы, но теперь он, казалось, медленно вырос вдвое, а его мохнатая кожа краснела на глазах. Уинстон не стал сдерживаться, его другое "я" отчаянно молило о этой возможности, и ученый с радостью позволил ему действовать, отойдя сознанием куда-то на второй план. Тот Уинстон, что пришел ему на замену, был диким, неуправляемым и жестоким.
Но, что куда важнее, он был чертовски злым.
Если можно представить у себя в голове картину сбития машиной пешеходов, то что-то подобное дальше и произошло. Уинстон сорвался с цепи, переполненный искрящейся энергией и не гаснущим буйством. Он рванул к террористам, беспорядочно размахивая лапами из стороны в сторону. Кого-то вдавило в пол, кого-то ударами впечатало в стены, но никто из агентов "Когтя" не остался стоять после этого на ногах. Очнутся они еще не скоро, каждый с таким ощущением, что его сбил поезд. Но Уинстон не останавливался, чтобы добивать свои жертвы. Красное чудовище бежало дальше, преодолевая снова свой путь к компьютерному центру, но уже в обратном направлении. Угомонить свое второе "я" на сей раз оказалось куда сложнее, чем Уинстон надеялся, но до поры до времени дикий примат бежал туда, куда и надо. Остается только надеяться, что он не наткнется на кого-то из друзей по пути, ведь благоразумный и добрый Уинстон временно сидел в клетке своего собственного разума.

Отредактировано Winston (2017-12-21 13:58:32)

+3

6

АГЕНТЫ

Genji Shimada
Aleksandra Zaryanova
Amelie Lacroix
Ana Amari

!! Важно: ники игроков указаны в порядке очередности постов. Все правила, касающиеся раздела "Общефорумные эпизоды", вы можете посмотреть тут.
Примечание: Amelie Lacroix и Ana Amari могут присоединиться к игре по личной договоренности между игроками, когда Genji Shimada и Aleksandra Zaryanova отыграют время, до встречи со снайперами.

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ и СЮЖЕТ

Получив ранение, Заря направилась на поиски помощи, но по пути наткнулась на коридор, усыпанный трупами агентов Когтя. Характер ранений этих людей говорил сам за себя - программа Бастиона вышла из строя, и вернуть его в прежний "мирный" режим будет не так-то просто, если вообще возможно. Конечно, сержант Зарянова никогда не отступит перед лицом опасности и сделает все, чтобы ликвидировать угрозу, но это не так-то просто сделать в одиночку, не имея ни оружия, да еще и при свежей ране в боку. И, в очередной раз, когда Бастион только завидев посторонний шорох, снова открыл пальбу, на помощь Заре пришел агент Овервотч - Гендзи.
Вместе они смогли отключить Бастиона хотя бы до того момента, как не будет ликвидирована угроза и пока Уинстон не осмотрит омника, чтобы оценить степень угрозы и решить, что с ним делать дальше. Оставлять Бастиона одного было рискованно - агенты Когтя могли захватить отключенную машину и использовать в своих целях, поэтому необходимо было переместить омника до главного центра, куда сейчас и пытался пробиться Уинстон, чтобы восстановить Афину.
В пути агентов настигло еще одно сопротивление - неизвестно, что послужило причиной такой осечки, но пуля Роковой вдовы просвистела лишь в нескольких миллиметрах от виска сержанта Заряновой. Понимая, что так просто не добраться до лучшего снайпера, Гендзи, будучи более мобильным, решил хотя бы отвлечь Вдову, отправившись к ней и дав Заре уйти до безопасного укрытия (все-таки, той требовалась медицинская помощь, в первую очередь).
Во время потасовки, Гендзи удалось отвлечь Вдову, но той на помощь подоспели несколько агентов Когтя и, когда один из них чуть было не выстрелил в сторону Гендзи, нападавший просто свалился на землю, словно бы замертво. Как оказалось, это был всего лишь транквилизатор Аны Амари, которая до этого момента пребывала в Некрополе и могла только со стороны наблюдать за деятельностью своих бывших коллег и друзей. Но понимая, что над миром вновь нависла серьезная угроза, не смогла и дальше оставаться в стороне. Ирония лишь была в том, что завершив свою службу в Овервотч из-за пули Вдовы, Ана снова вернулась к той роковой дуэли спустя столько лет.

!! Важно: события описаны не постфактум, они являются частью игры.
Примечание: любые сюжетные повороты (плен Вдовы, серьезные ранения и тому подобное), если у вас появятся идеи на счет своего персонажа, вы можете высказать также в организационной теме, где можете задавать и свои вопросы.

Миссия: выжить и добраться до безопасного места (предположительно, до главного наблюдательного пункта, где находится главный компьютер, за которым, впрочем, можно будет увидеть Сомбру, но та лишь исчезнет перед носом агентов, дружелюбно помахав ручкой).

+1

7

Периодический переполох - естественная часть не прекращающего движение мира. Он может быть незрим, но ровно с тем же шансом рискует взять начало с первым и последним всхлипом боли, вырвавшимся из чьей-то груди. Этот предсмертный клич, родившись в одном из внутренних пунктов наблюдения, решил прогуляться по глубоким коридорам служебных помещений, разбившись в итоге о дерзко и искрометно выброшенную из безымянного пулемета очередь. Чей-то холодный расчет, переняв на себя эстафету, с робким гулом студёного ветерка - кто-то в очередной, видимо, раз приоткрыл один из входных аварийных люков - дернулся к тупику, вихрем ворвавшись в тоннель вентиляции, чтобы следом взмыть, просеивая сквозь себя микроскопические песчинки пыли, к верхним секциям воздушного лабиринта. Он мчался вперед, рассыпаясь на шипение и мертвый механический гул, резко сворачивая на своем пути, гуляя петлями по извилистым особенностям вентиляционного трапа, пока наконец не достиг вершины скал, где тот открывался выходом на волю, и едва-уловимое эхо было подхвачено особо-обостренными в ходе медитации слуховыми анализаторами. Кисти рук получеловека поднялись выше, на уровень груди. Сложив ладони вместе, там, за загоревшейся ярко-красным полосой визора, Гэндзи открыл глаза:
- Что ж, - вырвалось на волю с выдохом. - Мир снова меняется.
Звуковой след, обрывающийся со скопами мелкой пыли, выбрасываемой сквозь мелкие прорези системной решетки во влажный воздух, снова задребежжал внутри тревожно зардевшихся сенсоров, однако, уже множественно. Он перекрывался лишь тихим шелестом шагов ниндзя, с каждым новым из которых все больше обращая его движение в бег. Плавный и молниеносный, совсем нечеловечекий и фактически неслышимый из-за недавно установленных в протезы стоп вакуумных заглушителей, спустивших из себя пар, не ощутив опоры. Перемахнув через один из глубоких скальных выступов, Гэндзи по инерции летел в сторону широкой крыши одного из складских помещений, на которой, в метрах десяти ниже, блестел окуляром своей винтовки снайпер. Не озаботившийся прикрытием своего тыла идиот, решивший, видимо, что высота и тактика маневра сами по себе сделают его неуязвимым, успел лишь в половину повернуть голову на грозящий настигнуть его свист, когда вражеский сюрикен точно мазнул по артериям шеи, разрывая их сплетения в клочья. Схватившись за место боли в попытке понять что произошло и остановить хлещущую наружу кровь, враг откинул винтовку в сторону, буквально складываясь пополам, а после – в предсмертной агонии покатился к подперевшему его под бок бортику крыши. Пахло порохом и кровью. Желтые, красные и оранжевые зоны тепла соскальзывали с рукояти и дула его оружия – в таких вещах усовершенствованный при последней модификации визор также был отличным советчиком - последний выстрел был сделан очередью минимум из трех патронов с периодом в пару секунд между теми. Не дурил он своего хозяина и безошибочно очерчивая нашитую на рукав быстро скончавшегося противника марку с изображением уродливого деформированного черепа.
- Ясно, - коротко подытожил киборг, присаживаясь рядом с трупом, чтобы попробовать отыскать в карманах того хотя бы какие-то заметки или другую зафиксированную на носителях информацию, но обнаружил лишь наполовину пустой пакетик с грецкими орехами, пару сигарет, пошарпанную зажигалку и.. фотографию, на которой было изображено две маленькие девочки.

«Агенты "Когтя" – тоже люди. Они нашли причины для выбора их стороны в этой войне. Мы все нашли свои причины, стимулы, поводы. Все это - наша обоюдная индульгенция».

Подцепив двумя пальцами сюрикен, покрытый вязкой алой жидкостью, символизирующей своим тухнущим теплом угасание чьей-то жизни, Гэндзи, пригнувшись так, чтобы его не было видно с других, однородных по высоте зданий или транспортировочного трапа снизу, добрался до противоположного края, не спеша из-за него выглядывать. Его совершенно наверняка заметил кто-то более внимательный и зоркий, когда он еще покинул скалу. И, совершенно очевидно, тот, чью спину теперь прикрывает на одного вражеского агента меньше. В «Когте», на его памяти, значился всего один снайпер, который мог спокойно держать оборону на все триста шестьдесят в одиночку, и, судя по расстановке сил, если Вдова и была втянута в очередную заварушку, то находилась она явно в другом месте. Где-то в неочевидном отдалении, откуда открывается прекрасный вид на сердце их миссии.
«Позже, - скомандовал себе в-прошлом-Воробей, как-то очень символически к своей кличке юности запуская в строгий горизонтальный полет тот же сюрикен, что только что поднял, так, чтобы его ребро шло в перпендикуляр к линии вспомогательных прожекторов».
Тонкий пунктир из багровой жидкости, сбрасываемой воздушным сопротивлением с заостренной «звездочки», нарисовал под ее траекторией полета вектор, оборванный звуком близкого выстрела. Настолько близкого и очевидного, что Гэндзи незамедлительно подорвался с места, выхватывая левой рукой из ножен за спиной свой неизменный вакидзаши, фактически делая сальто с крыши вниз, к месту, откуда послышался выстрел. Человек, чье лицо тоже было скрыто за покровами маски – вот же ирония - искрометно прицелился вверх, распоряжаясь на свое усмотрение последней пулей, ведомой за руку далеко не фортуной, ибо та просвистела в нескольких метрах впереди противника, не претендуя засесть ни в одной из секций его кибернитического тела. Сухой хруст и трепетная мягкость соприкосновения с асфальтом в угоду силе земного притяжения слились воедино, когда короткий клинок, на рукояти которого на мгновенье задержалась и правая рука – для силы удара – был по тсуба (читайте, упор) погружен сквозь лобовую кость черепа в мозг очередного снайпера.

«Нетипичные маневры делают воина мастером своего дела. А еще, они делают из него убийцу».

С лезвия потемневшего металла вакидзаши, выказавшегося насквозь из затылка вражеского агента, тонкой струйкой сочилась желтая в анализаторе визора кровь, быстро впитываясь в одежду. Импульсный рывок оружия вверх, и уже-труп соскользнул с нагревшегося о его тепло металла. Попутно осматриваясь по сторонам на предмет какого-либо движения, в-очередной-раз-убийца, возомнивший игру в миротворца, наскоро вытерев оружие тканью одежды им убитого, незамедлительно погрузил то в ножны. Однако, вокруг него было тихо. Сосредоточившись на тишине, Гэндзи закрыл глаза, чтобы в следующий миг рвануть по направлению собирающегося гула. Сердце билось. Не его сердце – и враг это отлично чувствовал, следуя на каждое сокращение как на зов – по одному стремительному шагу.  И, в преддверии очередного из них, получеловек, зарядив полную обойму сюрикенов на изготовку, влетел в тут же закрывшийся за ним люк.

Отредактировано Genji Shimada (2018-01-12 02:50:16)

+2


Вы здесь » Overwatch: second convocation » COOPERATIVE QUEST » [01.01.2078] Protect the base!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC