Добро пожаловать, дорогие друзья! Располагайтесь и чувствуйте себя, как дома, конечно, насколько это можно считать возможным относительно бронированных стен наблюдательного пункта. Без лишней скромности хочется сказать, что мы действительно долго трудились над разработкой и созданием этого форума, чтобы сделать его по-настоящему интересным для игроков вселенной Overwatch. [продолжение]

ГОСТЕВАЯУСТАВ ПРОЕКТАFAQ
СПИСОК РОЛЕЙШАБЛОН АНКЕТЫСЮЖЕТ

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Overwatch: second convocation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Overwatch: second convocation » PRIVATE » [10.09.2074] Stone by stone we'll build a castle


[10.09.2074] Stone by stone we'll build a castle

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://cdn3.savepice.ru/uploads/2017/12/1/58c5ef37f3f8f9cd3573f59d9f861eb0-full.jpg

АГЕНТЫ

ВРЕМЯ  и  МЕСТО

Moira O'Deorain          Satya Vaswani

10 сентября 2074 года, база организации "Коготь".

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ и СЮЖЕТ

В рамках не слишком давнего, но довольно плодотворного сотрудничества Вишкар ищет поводы для его укрепления. Корпорация, несущая свет и развитие в самые захолустные уголки планеты всё ещё одержима идеей сделать Утопию из каждого города, до которого сможет дотянуться своими руками. После провальной попытки захватить власть в Бразилии, Вишкар без особых успехов осаждают Оазис, пока не прибегая к радикальным методам. Кроме того, официальная работа генетика О'Доран, которая часто там бывает, не даёт им продвинуться в своих стремлениях. В рамках взаимовыгодного сотрудничества они направляют агента Симметру в расположение Когтя с целью её улучшения. Корпорация руководствуется тем, что в отсутствие Мойры в Оазисе она сможет приступить к активным действиям (даже если это как-то повлияет на развитие отношений с Когтем), пока одну из её лучших агентов доведут до совершенства. В тоже время Вишкар понятия не имеют, что Коготь имеет свои планы, не озвученные до поры до времени.
Симметра прибывает на базу после озвученных Вишкар предпочтений, но ей дают какое-то время, чтобы освоиться, понимая, какая работа ещё предстоит. И пока корпорация без одного из лучших своих архитекторов пытается убедить учёное общество Оазиса в необходимости перемен к лучшему, Сатье тоже предстоит пройти через подобные перемены.

Отредактировано Moira O'Deorain (2017-12-01 13:41:59)

+2

2

[indent] Вопросы? Сатья их не задаёт больше, по крайней мере вслух. Сомневается про себя, пытается очистить совесть, убеждает: я меняю мир к лучшему. Думает, люди просто перемен боятся. Цепляются за разруху и хаос, потому что они им привычны, и так проще. Только «Vishkar» свою миссию не прекращает. Несёт свет в самые тёмные уголки мира. Сатья же и несёт. Как один из архитекторов корпорации, Сатья Вашвани, девочка из трущоб, которой корпорация подарила право на жизнь. Как агент тайных операций, Симметра, в руках которой жёсткий свет — самое настоящее оружие.
[indent] Кто она сейчас, на базе террористической организации Коготь? Сатья затрудняется ответить однозначно. Ей сообщили об этой поездке неделю назад, дали время подготовиться и закончить дела. Сказали, что поездка очень важна для текущих изысканий «Vishkar» в арабских странах. Что, «нет, нет, мы не сотрудничаем с террористами, мы лишь используем их ресурсы ради всеобщего блага». «Изучи организацию изнутри, Сатья. Никогда не знаешь, какие сведения могут пригодиться в будущем». «Возможно, они смогут улучшить тебя. Официально, именно за этим ты туда едешь».
[indent] Симметра прибывает на базу ночью, ей устраивают короткую экскурсию — на уровне «не ходи туда-то и туда-то» — и почти сразу чуть ли не конвоируют к отдельной комнате, которая должна стать ей пристанищем на какое-то время. Конечно, Коготь не хочет делиться своими секретами, но Сатья и не обманывалась, что это будет просто. У неё есть запас по времени и план, и, значит, успешное выполнение операции — лишь дело времени.
[indent] С этой мыслью утром Вашвани покидает комнату, идёт на завтрак и после несколько часов слоняется по «разрешённым» отсекам базы Когтя без дела. Изучает хитросплетения коридоров, мысленно перестраивает базу с учётом наилучшей производительности, размышляет, как бы перераспределила мощности генераторов, чтобы экономить больше энергии — работает, можно сказать. Технологии Когтя, по крайней мере те, что поддерживают устройство базы и потому не скрыты за непроницаемыми стенами лабораторий, куда Симметре путь закрыт, кажутся ей примитивными. «Скудное воображение», - попеременно вздыхает Сатья, нервируя безликих агентов низшего звена, снующих по базе. Она останавливается прямо посреди очередного коридора, вертит на ладони протеза незаконченную 3D схему базы и прикидывает, во что технологии «Vishkar» могли бы её превратить, дай руководство добро на перестройку объекта. Эта мысль её неожиданно веселит; у Вашвани это выражается в приподнятых уголках губ. Честное слово, она на базе террористов, и чем занимается? Оценивает строение с профессиональной точки зрения.
[indent] Наклоняя модель под разными углами, Вашвани разворачивается: впереди очередная закрытая зона, значит ей нужно возвращаться. Она запоздало ловит на себе чей-то заинтересованный взгляд и отрывается от проекции. Задаётся вопросом, почему женское лицо напротив кажется ей знакомым. И медленно двигается навстречу.

+1

3

Оазис нехотя отпускал Мойру в этот раз. Разумеется, они что-то подозревали; лучшие умы всегда найдут причину, по которой происходят события в этом мире. Но ирландка никогда не скрывала своей тяги к большим исследованиям - для них были нужны и большие деньги. И если общество Оазиса могло косо взглянуть на неё после смелой идеи, то в Когте этого не делали никогда. Во многом, потому что Мойра была единственным специалистом в этой сфере. Никто не мог поспорить с ней ни в опыте, ни в хитроумии её воли, которая прослеживалась в улучшении работающих в организации агентов.
Именно это было главной причиной для периодических визитов сюда - расстояние не позволяло летать просто так, чтобы оценить обстановку. Тем не менее, график работы в обществе Оазиса и Когте позволял чередовать место пребывания. Снимая белоснежные перчатки, с которым у неё ассоциировалось общество Оазиса и надевая порядком заляпанные кровью, Мойра чувствовала себя гораздо спокойнее. Но в то же время была вынуждена находиться на официальном месте работы, чтобы сохранять видимость благих намерений. Ирландка не могла позволить себе идти по незримой линии, отличающей тех, кто был вне закона, от тех, кто слишком хорошо моет руки, прежде чем выйти в народ.
В Когте быстро поняли, чем нужно влиять на отвергнутого обществом генетика. Дерзость и смелость тех идей, которые они выдвигали была сравнима разве что с полным отсутствием ограничений, и, конечно, О'Доран соглашалась. Людской фактор её не волновал, но ей были благодарны и люди, над которыми она работала. Бывали, конечно, особые примеры, вроде Рейеса, но и с ним Мойра могла найти общий язык. Поэтому очередной визит ирландки в лоно организации, к которой она принадлежала, случился быстрее, чем можно было себе представить, лишь только руководство обронило одну важную деталь. Им было достаточно сказать, что это очень важно, поскольку повлияет на сотрудничество с Вишкар. Теми самыми, о которых общество Оазиса отзывалось с явным пренебрежением и плохо скрываемым презрением. Но конфликты, никак не связанные с Когтем в целом и самой Мойрой в частности, не интересовали женщину - она спешила назад, по пути знакомясь с досье на будущую пациентку.
И, надо сказать, она была уникальна. Озвученные факты не были преувеличением - досье составляли не поэты, а статисты, привыкшие к сухому тексту. Гениальный архитектор, эксперт в работе с созданием объектов из жёсткого света - этого было уже достаточно, чтобы понять - найти точки опоры для дальнейшего улучшения будет непросто. Но тем интереснее была первая встреча, мелькающая где-то за горизонтом.
К тому моменту, когда Мойра прибыла в расположение организации, ей казалось, что она знает о Симметре всё. Что все вопросы давно улажены, а пациентка ждёт не дождётся начала плодотворной работы. Но за время работы в Оазисе к Мойре пришло чувство самоконтроля - она понимала, что не сможет начать с досконального осмотра и проверки возможностей пациентки на деле. Нужно было познакомиться с ней поближе. Во всяком случае, в этом нет ничего плохого.
Лаборатория оказалась тем отсеком, который на базе Когтя всегда поддерживался в рабочем состоянии - время от времени там проводились и менее серьёзные операции. Новые люди появлялись в организации редко, а со старыми докторами Мойра, даже при всём своём нежелании с кем-то делить личное пространство, быстро нашла общий язык. И каждый раз возвращаясь сюда после долгого отсутствия, она не жалела, что поддержанием порядка и работоспособностью отсека занимается кто-то ещё в её отсутствие.
Перелёт был не слишком утомительным, но прежде чем найти на базе нужную ей девушку, Мойре пришлось потратить некоторое время на составление отчётов по своему последнему визиту в Оазис. Руководство не ставило обязательным условием оглашение информации, но так было проще. К тому же многие изыскания могли помочь и на стороне.
Дорогая гостья уже какое-то время находилась на территории организации. По словам некоторых коллег, её не опекали до такой степени, чтобы создать некомфортные условия, но присматривали - всё-таки, слепо доверять Вишкар никто не спешил. Многим было ясно, что те цепляются за любые союзы, только бы стать сильнее и загладить то, что случилось несколько лет назад в Бразилии.
Закончив с документацией, Мойра отправилась на поиски Сатьи - та должна была быть неподалёку, и к тому же выгодно отличалась от постоянных агентов Когтя, чья манера поведения и одежды, казалось, сливаются с внутренним убранством базы. Симметра же была довольно яркой на их фоне. Важно будет сохранить эту яркость.
Мойра встречает Сатью в одном из коридоров, не так уж далеко от лаборатории. И очень хорошо, что та не слишком погружена в исследования незнакомого места.
- Мисс Вашвани, - походя ближе к Симметре, начинает ирландка, - Прошу прощения, что нам не удалось познакомиться раньше, как только вы сюда прибыли. Меня зовут Мойра О'Доран, я работаю здесь генетиком. Надеюсь, что наша совместная работа будет приятной и плодотворной.
Делая приглашающий жест рукой, Мойра пропускает гостью вперёд себя, затем чуть ускоряя шаг, чтобы ей было понятно, в каком направлении двигаться.
- Я изучила ваше досье, Сатья, но на мой взгляд, никакие факты не могут передать всех особенностей, как непосредственные исследования. Надеюсь, что вы понимаете их необходимость в данном случае. Быть может, есть что-то, что вы хотели бы сделать лучше?
Взгляд учёной падает на протез руки, которого она мимолётно касается, - К примеру, это устройство для создания объектов из жёсткого света. Как я понимаю, размер и вес объектов ограничены параметрами устройства или всё-таки вашей фантазией?
Дойдя до лаборатории, Мойра пропускает Симметру вперёд себя, и, чуть только женщины оказываются внутри, указывает гостье на диван недалеко от входа. Часть помещения, предназначения непосредственно для экспериментов, скрыта от основного помещения раздвижными дверьми, позволяя не только работать здесь, но и отдыхать. Или, к примеру, вести подобные беседы.
- Насколько я знаю, вы уже давно работаете на Вишкар. Какой была роль такого одарённого архитектора в том конфликте, произошедшем в Рио? Как вы считаете, что нужно было там изменить?
Последний вопрос прозвучал довольно странно, но рекомендации Вишкар, как и их стремление отправить Симметру сюда, были обоснованы таким простым фактором, как возможность сомневаться в своих решениях. В своём выборе и той команде, на стороне которой придётся играть по жизни. Грубо говоря, корпорация, привносящая толику идеализма во всё то, чего касалась, хотела получить женщину, которая не задаёт лишних вопросов. Хотела воспользоваться её дефектами, чтобы получать преимущество в использовании созданной ими технологии. Хотела обзавестись мощной боевой единицей, которой можно доверить выполнение любых приказов. Это разве что только не читалось между строк. Работающая над модификацией агентов Когтя, Мойра могла понять такое стремление, но не спешила слепо следовать приказам.

+1

4

[indent] Сатья непроизвольно замирает, сбивается с шага, услышав из чужих уст это вроде бы нейтральное «мисс Вашвани», которое её, однако, настораживает. Чуть наклоняет голову, смотрит внимательно, с небольшим прищуром. Изучает и вспоминает. На имена у неё память отвратительная, иное дело — лица. Конкретно это она уже видела, определённо. Когда и где? Ассоциативный ряд выстраивается со скрипом, параллельно с ним женщина в белом халате представляется, и паззл складывается. Мойра, точно. Руководство «Vishkar» и «Когтя», видимо, представило их друг другу заочно. «Прекрасно», — думает Вашвани, до конца не решив, как ко всему этому относится.
[indent] — Здравствуйте, — бормочет в ответ не очень приветливо, и почти по дуге обходит определённо предлагающую ей куда-то пройти О’Доран.
[indent] Моделька базы растворяется в воздухе, стоит Симметре сжать ладонь протеза. Она косится влево, где, чуть позади, направляя её, идёт Мойра. «Слишком близко», — вздыхает Сатья, личное пространство которой безбожно нарушено необходимостью и не самыми широкими коридорами. Вздыхает про себя, конечно. В сущности, эта О’Доран ей лично ничего не сделала, и мозгами Вашвани понимает, что её поведение вряд ли соответствует норме при знакомстве одного человека с другим. Понимает, только сделать ничего не может. Социальные контакты и общение — они вот совершенно не её область. Дай Симметре задачу за час набросать схему готового самоподдерживающегося города, сделает. Дай месяц на то, чтобы расположить к себе человека, провалится.
[indent] — Любите в чужом белье копаться? — Вашвани выразительно приподнимает бровь, на ходу повернув голову в сторону Мойры. Прикусывает язык, но поздно. — По большей мере, только моей фантазией, — продолжает она спокойно, не извиняясь за сказанное ранее, будто так и должно быть. — Вы же, надеюсь, понимаете, что с одним протезом я не могу построить целый город?
[indent] Куда бы они не шли, О’Доран наконец тормозит у очередной двери и пропускает Симметру внутрь. Сатья окидывает помещение взглядом, проглатывает очередной комментарий о плохом вкусе и воображении местного дизайнера и садится на самый краешек дивана, на который ей указывает Мойра. Вашвани отмечает множество мелких деталей, в том числе мимику своей неожиданной собеседницы, случайный залом на идеально выглаженном халате и интересный профиль лица, пока очередной вопрос доктора не отвлекает её от пространных размышлений ни о чем конкретном.
[indent] — Ничего особенного. Я была одним из архитекторов того проекта, — невозмутимо бросает Симметра, но взгляд отводит. — Жаль фавелы. Впрочем, мы так и так их перестроили бы.
[indent] Она возвращается взглядом к Мойре. Снова цепкий, обычно он нервирует собеседников, и Симметра об этом знает. Ей хочется, чтобы доктору было в той же мере некомфортно, в которой сейчас некомфортно самой Сатье. Вопросы с подвохом, попытки вывести её на откровения… Она не сильна в подобных играх, и успешно избегает их — обычно. К сожалению, не сегодня.
[indent] — Ваша очередь, Мойра. Что вы подразумеваете под улучшениями? Обследования какого рода хотите провести? — прямо спрашивает Вашвани, не размениваясь на лишние слова.
[indent] Не сегодня; сегодня бежать от разговоров некуда. И нельзя, до тех пор, пока задание не будет выполнено.

+1

5

Подобно тому, как один из лучших архитекторов корпорации Вишкар могла подмечать недочёты во всех прочих строениях, Мойра могла заметить огрехи в поведении, на что, изучив досье паицента заблаговременно, было довольно любопытно смотреть. И этот процесс ирландка считала куда более прекрасным, нежели таким, когда можно показать своё превосходство. Этого ей хватало в борьбе с другими, более скромными и менее достойными (по мнению самой О'Доран) генетиками. Но люди (как и их поведение) выгодно отличались хотя бы тем, что в любой момент были способны удивить. Сдерживать широкую улыбку и смех после кажущегося язвительным замечания было ни к чему, поэтому Мойра не пожалела о том, что рассмеялась. Покачав головой, негромко, но достойно ответила:
- Можно и так сказать, мисс Вашвани, но в ближайшее время меня не будет интересовать ничьё бельё, кроме вашего.
Её взгляд падает на предмет обсуждения, с помощью которого, разумеется, нельзя возвести город из жёсткого света, но всё же можно улучшить. Ирландка была почти уверена в том, что технологии такой корпорации не включают в себя расход всех ресурсов как устройства, так и его носителя, и что разумно поднимать эти параметры, чтобы усилить прочность конструкции, уменьшить время создания и количество хранимых пресетов, можно всегда.
- И хорошо, что так, потому что вы здесь не за этим. А затем, чтобы стать лучше. Совершеннее.
Сатья не даёт ей ни одного прямого ответа, но Мойра списывает это скорее на особенности её психики, чем на нежелание отвечать. О чём-то, впрочем, Вишкар могли посоветовать ей не распространяться, но Коготь рано или поздно всегда добивался правды. Изучая гостью, генетик надеялась, что ей ещё никто не угрожал - это было слишком неэффективно. Всегда было интереснее узнавать тайны, пользуясь банальными слабостями организма. Слушать произнесённые слабым голосом слова, когда пациент понимает, что часть его действует против его воли, подчиняясь банальным инстинктам, приказ которым отдан с помощью инъекций.
Возможно, начнись эта беседа в другом ключе, и сейчас Мойра бы вела себя совсем иначе, однако ей было интересно продолжать в том же духе. Она была уверена в том, что закончится всё так, как того хочет Коготь. По крайней мере, о сроках речи не шло, а сами Вишкар наверняка могли пожертвовать архитектором для того, чтобы захватить целый город, полный гениальных учёных. Интересно, что бы сказала на это её новая пациентка, которая совершенно не стремится показать свои стремления проявленной искренностью?
Вопрос Сатьи не вызывает у Мойры каких-либо особенных эмоций; она уже привыкла смотреть людям в глаза при разговоре. Разница была лишь в том, какой именно ответ давать. То, что Мойра задумывала на самом деле, шло в разрез с тем, чего желали Вишкар, однако недомолвки между деловыми партнёрами - дело нормальное. Любая сделка, подробности которой остаются в стороне, может закончиться подобным образом. Поменять одного из лучших работников на целый город или получить лучшего работника через некоторое время - звучит как выигрыш в любом случае. Так действительно, о чём же речь сейчас?
- Вы ведь понимаете, Сатья, - Мойра присаживается рядом с гостьей, - Что нас с вами ждёт множество обследований, и я не могу охарактеризовать каждое в полной мере. Могу понять ваше недоверие и отчуждённость, ведь Вишкар наверняка заверили вас, что всё это временно, ненадолго и вы вскоре сможете приступить к дальнейшей работе под их покровительством...
Последние слова О"Доран уже чуть ли не прошептала и наклонилась поближе к Симметре, чтобы закончить фразу шёпотом, ей на ухо.
- Но это не так.
Отстранившись, она поднялась и сделала несколько шагов вперёд, держа руки сомкнутыми за спиной.
- Впрочем, я не думаю, что вы бы согласились поверить в те искренности, которые я вам говорю, - усмехнулась ирландка, - Время покажет, что к чему. Меня интересует лишь то, - она ненадолго бросила взгляд через плечо на гостью, - Что я смогу с вами сделать.
Мойра, наконец, снимает блокировку с дверей, которые открываются, предоставляя взору стерильное помещение со множеством устройств, которые никак не дают понять, что помещение рядом используется для чего-то страшного. Во многом потому, что это действительно не так - свои опыты на крысах и самой себе Мойра проводила не здесь, но выбрала именно эту лабораторию, потому что здесь можно было изучать и записывать изменения психической активности агентов и, что самое важное, изменять всё это по своему желанию. Поскольку Коготь не каждый день вербовал новых агентов, паршивые овцы находились в стаде редко, и отдел нейрохирургии ликовал, когда выдавался случай порыться в чьей-нибудь голове. Но сегодняшний случай Мойра не собиралась делить с кем-то ещё. Желание помочь можно было скрыть под любой личиной, ведь в работе нейроимпульсов никто ничего не понимал. Легче было сделать из человека крайне безэмоциональное существо, неспособное думать, чем помочь так, как задумывалось, но оставался ещё один способ, вот его ирландка и собиралась попробовать сегодня на своей дорогой гостье. Без лишних слов она могла сказать, что это никак не затронет её навыки архитектора. А вот достать наружу все внутренние сомнения... что ж, это всегда было неплохо, и выглядело как что-то, с чем можно работать. Долго и продуктивно работать.

+1

6

[indent] Сатья непроизвольно мимолётно кривится в ответ на слова Мойры. Нижнее бельё, будь оно неладно. И ведь за язык никто не тянул, и Сатья себя корит: за то, что вообще подняла эту тему. Поэтому, пожалуй, она и предпочитает молчать, если речь не идёт о работе. О работе говорить легко. Сухо, по делу, описывать перспективы, которые «Vishkar» открывает, убеждать вероятного клиента в том, что лучше он предложения не получит — это Вашвани умеет отлично, иначе не была бы на хорошем счету у руководства корпорации. Но всё остальное… всё остальное для Симметры — минное поле, где каждый шаг может стать последним. К счастью, доктор О’Доран весьма лояльно относится к её явным словесным просчётам. Наверное, ей не привыкать иметь дело с людьми самой разной степени социальной адаптации.
[indent] Мойра говорит об обследованиях, подходит ближе, настолько, что в какой-то момент всё-таки нарушает это хрупкое личное пространство, комфортное для Сатьи, только в этот раз, в отличии от встречи в коридоре, ей деваться некуда. Симметра только вжимается в спинку дивана, как-то пропустив тот момент, когда успела оказаться на нём чуть ли не с ногами, если садилась на самый край. Чуткое обоняние улавливает запах чужого тела, и внутри всё сжимается, когда доктор на ухо шепчет ей: «…не так». Вашвани с огромным трудом давит в себе желание вскочить на ноги и увеличить расстояние между ними хотя бы до пары метров, потому что сейчас ей едва ли не физически больно находиться с О’Доран так близко. На самом деле, это не нормально, и Сатья это знает точно. Но она, в общем-то, всегда была такой. И окружающие научились жить с этим, и сама Сатья научилась впускать кого-то в свою уютную зону комфорта. Против Мойры играет только тот факт, что знакомы они даже не полчаса, и так быстро привыкнуть к кому-то Вашвани не может физически. Только понимает, что им предстоит работать, долго и плодотворно, вместе. Только это держит её от самого банального побега. Это, и стремление во что бы то ни стало не подвести «Vishkar».
[indent] — Чт… — она сглатывает тугую слюну, медленно до предела вдыхает, когда О’Доран наконец отходит, — что вы хотите этим сказать? То есть… Насколько я здесь?
[indent] Сатья судорожно перебирает в уме вопросы, которые у неё в голове крутятся. Они все, вроде, об одном, но интуитивно Вашвани чувствует, что доктор поймёт её не правильно. Ей всего-то узнать хочется, как долго Мойра планирует её «обследовать», чтобы это ни значило. И как скоро она, Симметра, сможет вернуться домой, к любимой работе и привычному жизненному укладу, который выстраивался у неё годами.
[indent] — Мне обещали, что эта поездка растянется максимум на неделю, — Вашвани рывком поднимается на ноги, непроизвольно складывает руки на груди — защищается, нападая. — Прекрасно отдаю себе отчёт в том, что эти «улучшения», чем бы они не были, нужны в первую очередь мне, и тем не менее… Доктор О’Доран, я хочу вернуться к своей нормальной жизни.
[indent] «Как можно скорее», — заканчивает Сатья мысленно, не без интереса всматриваясь в открывшуюся часть лаборатории. Предназначение большей части оборудования Вашвани не известно, и на мгновение на вспоминает себя в юности, когда впервые оказалась в командном центре «Vishkar» на месте застройки нового города. Она, и ещё пара студентов Академии, попали туда в рамках практики. Было интересно — даже для Сатьи, которая в принципе никогда не блистала ярким выражением собственных эмоций. Сейчас, правда, дикого восторга вид незнакомых приспособлений не вызывает. Возраст сказывается, видимо. И обстоятельства.
[indent] Симметра делает несколько маленьких шагов по направлению к Мойре. Так или иначе, к работе надо приступать.

+1

7

Несмотря на то, что многие специалисты Когтя получали нескрываемое удовольствие, ломая чьи-то мечты и надежды, Мойра подчас не испытывала ничего подобного. Скорее, её интересовало то, что лежало внутри - как в прямом, так и в переносном смысле. Пока организации вершат судьбу своих сотрудников, переводя их туда и обратно, точно перекладывая документы, основное действо творится здесь, между людьми, которые невольно занимают то положение, которое не хотят. Оказываются между молотом и наковальней.
Пожалуй, между желанием ирландки рассказать своей новой пациентке всё как есть её останавливал только врачебный здравый смысл. И то, что подобные откровенности ни на что не повлияют. Мойра была уверена: сейчас Сатья не сможет и не захочет поверить в то, что её использовали как уловку. Это, ко всему прочему, было неприятно слышать, как той, чей статус почти приблизился к лучшей сотруднице организации. Вероятно, Вишкар решили использовать общеизвестную информацию, сделав из неё разменную монету. Заплатить Когтю известностью талантливого архитектора. Сделка безусловно состоялась, но никто никого не оповестил.
- Маленькая, глупенькая девочка, - Мойра едва качает головой, даже не поворачивая голову в сторону Симметры. От пристального внимания не укрываются и те проблемы личности, которые теперь, кажется, выступают изъянами, с которыми Вишкар не способны мириться. Ирландку в большей степени интересует, способны ли будут Вишкар мириться с тем, какой станет их бывшая сотрудница или предпочтут думать о том, что у них в организации есть кадры и получше?
- Мисс Вашвани, вы задаёте вопросы, - начинает Мойра после продолжительного молчания, - на которые не готовы услышать ответы, - она сопровождает всё серьёзным взглядом, брошенным в сторону гостьи, - А когда для этого настанет время, ответы будут вам уже не нужны.
Несмотря на то, что Сатья чувствует себя крайне неуютно даже от того, что кто-то чужой просто находится рядом, Мойра всё равно мягко, но требовательно подводит её к одному из кресел, и, по совместительству, такому изобретению, которое сегодня и послужит ответом на многие вопросы Вашвани относительно её будущего. Доктор помогает своей пациентке сесть поудобнее, аккуратными движениями снимает с её головы визор - в ближайшее время он Симметре не понадобится. Останавливает от ненужных действий жестом, касаясь смуглых рук Симметры.
- Тебе придётся терпеть дискомфорт, - уже поглощённая тем, что предстоит сделать, Мойра не замечает, как из её тона исчезают сухие официальные нотки. Кроме того, ведь и её собеседница куда младше, - Чем раньше ты начнёшь опознавать его, как что-то новое, и не обязательное плохое, тем будет лучше. Если изо всех сил сопротивляться этому, то, вероятно, ты не сможешь вернуться к работе. Любой. Но особенно той, в которой достигла явных успехов.
Мойра тратит некоторое время на то, чтобы зафиксировать пациентку на этом кресле и наклонить его в горизонтальное положение. И если заключённые в специальные держатели руки и ноги могут не вызывать особого дискомфорта, то голова, которой теперь нельзя пошевелить - вполне. Однако когда речь идёт о сложных устройствах, которые воздействуют напрямую с мозгом, нельзя допускать досадных погрешностей, способных направить нейроимпульсы не в то русло.
- Ты увидишь не совсем обычный сон, - решила объяснить О'Доран, - События в нём могут повторять то, что ты уже видела раньше, но с тех сторон, на которые ты не обращала внимания.
Она ловко, но неторопливо подключила иглы нейрокомпьютерного интерфейса, вводя их в шею Сатьи и поставила на загрузку по готовности один из пресетов, который использовался тут чаще других. Моделируя идентичные биологическим нейроимпульсы, устройство посылало их в мозг, создавая картинку. В отличие от других переменных, пресеты были гибкими и при наличии опыта и сноровки, можно было перехватывать, блокировать и модифицировать импульсы, создавая как определённую картинку для пациента, так и заставляя его усомниться в том, что он знает или помнит. Но поскольку последствия могли быть необратимы, от пациента требовалось описывать то, что он видит, что делало невозможным воздействие во сне - Мойра избегала определения "гипноз", которое, несмотря на этимологию, казалось ей грубым и простым, и предпочитала использовать "транс". Но, во всяком случае, при воздействии на мозг, нейрокорректор не вызывал такого вреда, как инъекции, необходимые для того, чтобы хоть как-то достучаться до паицента после того, как тот очнётся после сна. Итак...

Взору Сатьи предстали идеальные в своей конструкции и чистоте помещения корпорации Вишкар. Вокруг сновали другие сотрудники, спеша по своим делам - казалось, Симметра мгновенно переместилась туда, словно её и не было в Когте. Обычный рабочий день корпорации был настолько правдоподобен, что ей не удалось бы очнуться в лаборатории, прикованной к креслу, даже если бы индианка себя ущипнула. Казалось, что обстановка вокруг ничем не отличается от оригинала - вот, например, к ней обратился Санджай - непосредственный начальник и давно знакомый по корпорации человек, который в своё время взял Сатью на поруки. Тот самый, который участвовал вместе с ней в задании корпорации по передаче прав на обустройство Рио.
Стоит Симметре только подумать о Рио - и она снова увидит то, что видела в те дни, находясь в крайней степени недопонимания и неуверенности в идеалах организации. Она видит неблагополучные районы, которые создают самый настоящий гротеск, находясь неподалёку от сверкающих и обустроенных кварталов современного Рио. Видит детей в лохмотьях, глаза которых заискивающе бегают по лицам проходящих мимо взрослых - то ли спросить денег на еду, то ли незаметно украсть. Та утопия, которая трещит по швам, если обращать внимание на мелкие в данном случае детали.
Один момент - и всё это вспыхивает огнём. Фавелы лежат в руинах, которые пылают огнём. Кто-то из людей пытается спастись, убежать как можно дальше, иные не хотят уходить без родных - не верят в то, что дорогие им люди находятся под завалами. Куда хуже обстоят дела там, где взрывы задели не только здания - живописные, но от этого только более жуткие картины из брызнувшей крови на стене, вывороченные наизнанку исполинской силой взрыва тела - как взрослых людей, так и совсем юных ребят. Похожие на кучу безобразного тряпья, их стараются быстрее накрыть какой-нибудь тканью, чтобы только не видеть, как безжалостно были загублены юные жизни. Наконец, Симметра видит один из логотипов корпорации на ближайшем голо-стенде, заляпанном кровью. Ироничное зрелище. В конце концов, она слышит свой голос и голос Санджая - тот самый разговор. Были ли охваченные огнём фавелы частью плана? Конечно, и глядя на лицо коллеги и друга (а вот друга ли?) сейчас становится понятно - он приложил к этому руку и он отправил её в Коготь, чтобы исключить возможность сомнений.
После небольшого диалога Симметра возвращается в тот самый рабочий день, к обыденной беседе с Санджаем. Кажется, одним своим видом он напомнил ей как раз о том прошлом, которое она постаралась побыстрее забыть, словно оправить складки на идеально сидящей одежде. И вот, наконец, минуя все другие сцены, перед её глазами предстает офис Санджая. Она стоит недалеко от входа, но мужчина как будто не замечает её, увлечённо беседуя с кем-то по телефону. 
- Конечно, я уже всё решил. Симметра сможет отвлечь внимание Когтя, пока мы не захватим Оазис. Один из наших лучших архитекторов - это такая цена, которую я могу заплатить за целый город с лучшими учёными. Среди которых тоже есть талантливые архитекторы. Это называется стратегией.

+1


Вы здесь » Overwatch: second convocation » PRIVATE » [10.09.2074] Stone by stone we'll build a castle


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC